Россия / Республика Карелия / Пряжинский район

Эссойла

Описание

Использована работа Сидоровой Анастасии Игоревны

Происхождение названия деревни. Особенности топонимии

Территория Сямозерья лежит на границе Приладожья и Обонежья. По её восточной окраине проходит ливвико-людиковский рубеж, а с запада- граница, отделяющая ливвиковский языковой ареал от собственно карельского. Что касается северных пределов, то там, вблизи них располагаются собственно карельские деревни бассейна Суны; на юге же граница носит более размытый характер. Такое пограничное положение Сямозерья фиксируется уже в административном делении ХVI века. В соответствии с ним упомянутая выше территория располагалась на самом севере Олонецкого погоста, что способствовало языковому и культурному обособлению этой территории, а так же отражало определённую этноязыковую особенность и историю возникновения топонимов Сямозерья.

Что касается топонимии, то здесь встречаются как следы саамского освоения территории, так и вепсские истоки и карельское наследие, в рамках которого можно рассмотреть олонецкую топонимию. Её, а так же систему ойконимов Сямозерья объясняет то, что многие названия поселений были оформлены специальным суффиксом -l, -lu, который имеет местное значение. Среди таких ойконимов можно встретить и название деревни Эссойла, которое произошло от D’essoilu, вокруг которой сгруппировались и многие другие деревни: Kiškoilu (Кишкойла), Kožoilu (Кожойла), Kurmoilu (Курмойла), Uhmoilu (Угмойла)- образованные по такому же принципу.

Но возникает вопрос, когда же -l-овая модель была продуктивной, на какое время пришёл её расцвет? Если обратиться к письменным свидетельствам, то они дают информацию, что эта модель существовала в Сямозерье уже в ХVI веке. Значит, рассматриваемая мной деревня Эссойла возникла примерно тогда же. Однако в документах ХVI века деревня Эссойла также зафиксирована, но уже в русском, а не в карельском варианте. В писцовых материалах конца ХVI века она значится как деревня «На Сямо-озере Безсуньевых и Есуева тож». Поэтому, по моему мнению, проблема возникновения ойконима Эссойла остаётся не до конца решённой, и такое упоминание её в данных писцовых материалах не гарантирует её -l-овых истоков.

Важно также заметить, что -l-овая модель первоначально появилась, как наименование дома по имени (прозвищу, патрону) владельца, а по мере разрастания такого поселения, представляющего собой однодворную деревню, название распространялось на всю его территорию. Благодаря этому сохранилась память об основателях многих деревень. Это были христианские личные имена людей. Среди ойконимов встречается и деревня Эссойла- Jessoilu или D’essoilu, которая на русский переводится как Ефим.

Таким образом, рассматривая общий фон топонимии Сямозерья на первый план выходит огромное количество отантропонимных географических названий, то есть образованных от имён, прозвищ, фамилий, среди которых присутствует и рассматриваемая мой деревня Эссойла. Это названия поселений, сельскохозяйственных угодий, лесных участков, берегов водоёмов. Обилие таких топонимов говорит о том, что уже в ХVI веке здесь происходило активное сельскохозяйственное освоение территории, так как именно при нём возникают в изобилии отымённые названия мест. Именно тогда зародилась небольшая ещё деревушка Эссойла-«Есуевых тож» всего в несколько дворов.

Географическое расположение

Возникновение поселка Эссойла относится к ХVI веку. В то время она входила в Сямозерское общество Олонецкого погоста. По словам Р. Б. Мюллера всю Карелию по своим природным и экономическим особенностям можно разделить на четыре района: Западная Карелия, Южная часть Карелии, Лопские погосты и Поморский район. Олонецкий погост как раз входил во второй район- Южную часть Карелии, территорию между Ладожским и Онежским озёрами и вокруг Онежского озера. Этот район составлял большую часть Заонежской половины Обонежской пятины. Эту административно-территориальную единицу так же ещё называют «Обонежской тысячей» или как её традиционно принято называть в историографии Обонежским рядом, возникшем к середине ХIII века на землях древней веси, о существовании которого может рассказать найденная при раскопках в Новгороде грамота на бересте ХIV века.

При боярском освоении края, когда Карелия находилась под властью Новгорода, на её территории образовалось множество боярщин- крупных земельных владений, куда входило несколько деревень. Одним из таких владений была вотчина «славной и богатой Настасьи», вдовы посадника Ивана Григорьевича. Она заправляла обширными владениями покойного супруга, среди которых есть и владения в Обонежье, а именно вотчины на Сямозере. Р. Б. Мюллер так же упоминает об этом: «Значительны были и владения Настасьи, жены Ивана Григорьева. Ей принадлежало 123 деревни в Олонецком погосте…». В результате исследования и сопоставления песцовых книг 1563 года и 1582/83 годов удалось составить список поселений Настасьинской боярщины, в частности её сямозерских владений, среди которых можно увидеть и деревню Эссойлу. Писцы описали её следующим образом: «На Сямозере Безсуньевых». Так она упоминается в песцовой книге 1582/83, в 1646 году уже - «Збесуньевы, Есуевых тож», а в книгах-переписях карел-беженцев встречается её название, которое было записано как «Яссойлы». Кроме того упоминается, что деревня уже тогда была самой крупной. Действительно, в результате изучения песцовых книг, удалось выяснить довольно важную и ценную информацию о количестве дворов в деревне и проследить процесс постепенного их увеличения: по данным за 1582/83 года она насчитывала 4 крестьянских двора, в 1610-е года- 3 крестьянских двора и 2 бобыльских, в 1646 году- 7 крестьянских дворов и 1 бобыльский.

Население

Думаю, необходимо будет отметить, на основании каких этнических элементов сформировалось население Сямозерской волости, а значит и деревень, входивших в её состав, в особенности рассматриваемой мной деревни Эссойла.

Ещё в эпоху викингов и немногим позднее Олонецкое побережье Ладожского озера стало одни из главных районов формирования вепсов. В процессе колонизации ими Ладожско-Онежского межозерья - Заонежских погостов их этнический ареал к ХV веку охватил обширные земли. Поэтому в древности население, проживающее на большой территории от Олонца до Кондопоги было связано кровнородственными и племенными связями. Это объясняется тем, что между Шуйским, Кондопожским и Олонецким погостами не существовало чёткой границы, что несомненно говорит об общем «вепсском прошлом» этих мест, в частности деревень Сямозерья.

Вторым этническим компонентом формирования населения сямозерских деревень были карелы. Р. Б. Мюллер отмечает, что карелы не имели в древности отдельной административно обособленной территории. Они двигались из Приладожской части Карелии, и миграция их была в двух главных направлениях: на север, в Иломантси, и на восток, в Салми. Продвигаясь восточнее Салми, они пришли в Олонецкую низменность и далее в Сямозерье. Далее, в результате длительного этнического взаимодействия вепсов и карел, а, если быть точнее- «корельских выходцев» из Северного Приладожья или предков современных карел, сформировались две этнические группы- людики и ливвики, вторая из которых имела местом своего проживания Сямозерье.

Таким образом, исходя из всего сказанного, можно представить себе картину формирования этнической общности деревень Сямозерья. Исконным населением деревни Эссойла является как карелы, так и вепсы, иными словами - карелы-ливвики.

Хозяйство и налоги

Довольно небольшой объём информации можно получить о хозяйстве в рассматриваемой мной деревне Эссойла. Мною было упомянуто, что она уже в ХVI веке была самой крупной сямозерской деревней, из чего следует, что хозяйство в ней развивалось довольно хорошо. Но необходимо отметить так же то, что количество дворов обычно было очень близко к числу деревень, а иногда даже совпадало с их числом. Таким образом, типичная деревня того времени - это чаще всего двор, к которому тяготеют пахотные и луговые земли, лесные, водяные и прочие угодья. Нужно заметить, что деревни в то время не могли похвастаться большими полями и пастбищами. Как и в других сямозерских деревнях крестьяне Эссойлы занимались подсечным земледелием, так как оно было повсеместно распространено в Обонежских погостах. Подсеки были расположены на «весьма отдалённых от поселений невеликих лесных участках, которые, к тому же, следовало через несколько лет сменять на новые», поэтому «подсечное хозяйство требовало затраты громадного труда». Наилучшие урожаи получались на свежевыкорчеванных подсеках в первые 3-4 года. Выращивали на них, в первую очередь, зерновые - рожь и овёс, а так же репу, которая заменяла в те времена картофель и капусту. Что касается размера земельного участка, который приходился на одну деревню, то он колебался от ⅓ обжи до 3 обеж, в то время как 1 обжа составляла участок земли, который мог обработать один человек с помощью одной лошади.

Так как деревня Эссойла расположена практически на берегу озера Сямозеро, то на равнее с существующим там земледелием так же был распространён и рыбный промысел. Действительно, озеро славилось своей рыбой. Известно даже, что крестьяне вотчин-боярщин поделили богатый рыболовный промысел на части, в соответствии с величиной общин. В то же время, если говорить о доходах (сборах), взимаемых с деревень, то вероятнее всего вотчинная рента с сямозерских деревень, расположенных непосредственно по берегам озера, таких как Эссойла, «шла в основном рыбой». Другим видом доходов был натуральный оброк от земледелия в пользу боярина. Крестьяне деревни Эссойла выплачивали его «славной и богатой Настасье». Кроме того взимались ещё сборы на содержание управляющих боярщиной- ключника и посельского. Все сборы, как в пользу бояр, так и в пользу его приказчиков были твёрдо установлены.

Но в 1478 году независимый Новгород пал и его земли, включая сямозерские, вошли в общерусское государство. Деревни Сямозерья попали под управление приказа «Конюшенного пути». Черносошенные (государственные) крестьяне получили широкие права самоуправления. Населением выбирались «губные старосты» и «целовальники», ведавшие полицейско - следственными делами.

Что касается самих деревень, то в конце ХVI- начале XVII веков они богатели и росли, так как росла численность населения, развивались хозяйственные связи между ними, а так же шло реальное хозяйственное объединение общин. Об этом могут свидетельствовать данные о перераспределении сенных покосов между деревнями. На примере рассматриваемой мной деревни Эссойла, можно сказать, что сено ей приписывалось из «Ахтесалмы на речке на Иве под порогом у озера у Вангоды», что, несомненно, свидетельствует о развитии скотоводства в деревне. Кроме передаваемого ей сена, она имела и свои копны. Как пишет Р.Б. Мюллер, в каждой без исключения деревни было по 100-200, а то и 300 копен сена на деревню, состоящую обычно из 3-4 дворов в среднем.

Хочется также упомянуть, что XVI век, был не совсем легким для крестьян Эссойлы, как и для всех сямозерцев. Это время Ливонской войны и опричнины, которое наложило определённый отпечаток на жителей сямозерских деревень. Это выразилось в увеличении размеров налогообложения на каждую семью, что в дальнейшем приводило к их разорению. В отношении влияния хозяйственного кризиса на сямозерские деревни, развернувшегося после опричнины, дело обстояло более благоприятным образом. Все земли Обонежской пятины были наименее затронуты хозяйственным кризисом, как упоминает Р.Б. Мюллер.

Обращаясь к XVII веку, нельзя не упомянуть о влиянии войн со Швецией, как на всю Карелию в целом, так и на отдельные её внутренние области. Дело в том, что по условиям Кардисского мирного договора со Швецией 1661 года все карелы, ещё проживающие в Кексгольском лене (Кексгольм- бывшая крепость Корела), могли беспрепятственно поселяться в России, чем они и воспользовались. По данным переписи карельских переселенцев за 1667 год в деревню Эссойла, а так же в ряд других деревень (Угмойла, Кишкойла, Руголахта) переселилось более двух десятков семей «зарубежных выходцев». Это было довольно выгодно для крестьян, так как, приглашая в свои общины новых членов «со стороны», они тем самым уменьшали бремя налогов на собственные семьи.

Таким образом, можно сказать, что хозяйство в деревне Эссойла, как и во многих сямозерским деревнях в рассматриваемый мной период, развивалось довольно хорошо. Деревня росла, как за счёт своих местных жителей, так и за счёт переселенцев. Естественно, над крестьянами тяготел налоговый гнёт, однако, думаю, это не могло надломить идущую вперёд и постепенно расцветающую хозяйственную жизнь.

Церковь

Территория Обонежской пятины в административном отношении делилась на погосты. Погост – это административный сельский округ, то есть группа селений, связанных общим управлением. В одном из таких селений -центре погоста, носившем также название погоста,- находилась церковь. Многие погосты носили двойное название, например – Рождественский – Олонецкий погост, который назывался так по наименованию церкви Рождества Пресвятой Богородицы «на Олонце». Так обычно происходило от соединения наименования погостской церкви с географическим названием самого погоста. Исходя из данных писцовой книги 1563 года жители всех сямозерских деревень, включая и деревню Эссойлу, не зависимо от этнической и владельческой принадлежности, являлись прихожанами Ильинской церкви на Олонце, которая являлась погостом-местом всего Олонецкого стана или, по - другому, стана Дома св. Софии. Ещё со времён независимости Великого Новгорода он входил в земли новгородской архиепископии.

Таким образом, можно сказать, что церковь в ХVI веке брала на себя роль административного центра погоста, где находились представители местного самоуправления. Кроме этого она имела и культурно-организующее и хозяйственное значение.

Однако с течением времени крестьяне Сямозерских деревень, включая и жителей Эссойлы стали жаловаться на довольно большое расстояние- в 150 вёрст- до Олонца. Эта отдаленность приводила к тому, что им трудно было «сноситься с представителями местного самоуправления, чем последние пользовались для различного рода злоупотреблений при развёрстки податей». Поэтому они просили разрешить им отделиться от Олонца. Но это было возможно лишь в случае постройки в волости собственной церкви. Сямозерцы поставили церковь Успения Пресвятой Богородицы в деревне Сямозеро, что неподалёку от Эссойлы, к 1563 году. Отход Сямозера окончательно закрепился в 1610-х годах, но всё же старшими властями самоуправления для него являлись старосты Олонецкого погоста. В 1617 году царь Михаил Фёдорович «уважил просьбу сямозерцев» и полностью освободил волость от олонецких старост. Таким образом, жители деревни Эссойла со второй половины ХVI века становятся прихожанами сямозерской Успенской церкви и с начала ХVII века вносят туда подати.

Влияние Русско-шведских войн на развитие деревни

Русско-шведские войны XVIII столетия довольно заметно отразились на судьбах жителей Сямозерья. Известно, что с самого начала Северной войны (1700-1721 гг.) крестьяне деревень Олонецкого погоста были обязаны поставлять лошадей и подводы для перевозок военных грузов, давать постой войскам, обеспечивая их провиантом и фуражом, выделять плотником и кузнецов для казённых работ. Кроме того жители деревень Сямозерья были привлечены к заводским работам и не избежали вторжения врага. Так же известно, что небольшой шведский отряд проник даже к пределам деревни Сямозеро, вблизи которой лежит Эссойла, однако благодаря отваге местных жителей он был уничтожен на острове, расположенном неподалёку от Сямозерского погоста и получившего в дальнейшем название Шведский. Такой факт даёт предположение, что шведы могли пробраться не только к этой деревне, но и ко многим другим, включая Эссойлу.

Вскоре после 1703 года началась деятельность Петровских заводов, к которым должны были приписать крестьян сямозерской волости. Однако из-за «административной неразберихи» решить этот вопрос удалось только 1713 году. Включение крестьян в заводские работы сопровождалось тяжёлым трудом, что вызывало массовые бегства, уход людей на длительное время с насиженных мест. В Сямозерской волости он был особенно масштабен, судить о чём можно на основании данных о числе возвратившихся. Так к 1725 году в деревню Эссойла вернулось 2 человека. Если рассмотреть проблему бегства в масштабах всей Сямозерской волости, то можно увидеть следующие цифры: в 1678 году здесь числилось 193 двора, а к 1707 году осталось 124 населённых двора.

Русско-шведские войны 1741-1743 и 1788-1790 годов так же не обошли стороной Сямозерье. Так, известно, что в 1742 году шведский отряд из трёхсот человек был обнаружен неподалёку от Сямозерского погоста, что опять даёт право предположить о проникновении врага в близлежащие деревни. Что касается третьей русско-шведской войны, то сохранившиеся свидетельства показывают, что крестьяне сямозерских деревень привлекались к перевозке военных грузов.

Но нужно сказать, что эти тяготы военного времени стали последним испытанием для крестьян Сямозерья, выпавшие на их долю в течении XVIII века, так как в XIX веке шведская граница стала безопасной.

Хозяйственные проблемы деревни

Безусловно, превращение государственных крестьян Сямозерья в приписных в начале XVIII века стало серьёзным негативным фактором, на многие годы предопределяющим развитие крестьянского хозяйства. К примеру, крестьянам Сямозерской волости в 1830-1840-х годах по распоряжению заводских властей категорически запрещалась подсека. Кроме того, жители этой волости часто жаловались на произвол старост, которые действовали наиболее свободно и безнаказанно, и обременительность заводских работ и просили отменить ряд повинностей. Ещё одним отрицательным моментом было то, что в ряде случаев их труд не оплачивался заводским начальством. Так же известно и то, что все крестьяне Сямозерской волости, а значит и жители деревни Эссойла, обязаны были во второй половине XVIII века поставлять лошадей для провоза грузов через Святозерскую волость, а так же они несли ответственность за состояние дороги Пряжа-Сямозеро. Но нужно сказать, что крестьяне сямозерских деревень достаточно быстро «адаптировались к новой реальности».

В итоге нужно сказать, что хозяйственная жизнь в деревне Эссойла в XVIII веке постепенно развивается, хоть её крестьяне и были обременены тяжёлым заводским трудом. Наравне с этим процветает и рыбный промысел, издавна славившийся здесь, так как Эссойла лежит на самом берегу озера Сямозера.

Религиозная жизнь

В отличие от быстро преобразующейся хозяйственной жизни, религиозная жизнь Сямозерского прихода не претерпела в XVIII веке существенных изменений. Приход, как и прежде, оставался наиболее массовой и широко распространенной формой организации духовной жизни. Как и в XVII веке крестьяне деревни Эссойла были прихожанами церкви Успенской Богородицы, в которой по данным 1722 года служили двое священников. Уже с начала XIX века при священниках так же служили двое дьячков, что для истории Успенской церкви было впервые, а так же один пономарь. Ни один из священников Сямозерского прихода не проходил обучение в семинарии и исполняемые ими обязанности становились возможными исключительно благодаря домашнему обучению.

Кроме того, в религиозной жизни сямозерских деревень наблюдается ещё одно явление. Опираясь на многовековую православную традицию, прихожане возвели многочисленные часовни. Так, по сведениям середины XIX века в Сямозерском приходе имелось 19 часовен. Так в Эссойле располагалась часовня во имя вмч. Параскевы. Более того, часовня была посвящена той святой, в честь которой с давних времён в деревне был установлен праздник.

Деревня после отмены крепостного права

Вторая половина XIX века была в первую очередь ознаменована реформой Александра II 19 февраля 1861 года об отмене крепостного права, который обозначал ликвидацию феодальной системы в России. 8 марта 1861 года было издано специальное Положение, распространявшие основные принципы реформы в отношении крепостной деревне на горнозаводское феодально-зависимое население, включая приписных крестьян Олонецкого горного округа, в том числе и жителей Сямозерья. Поэтому, могу сказать, что крестьяне деревни Эссойла, которые были на тот момент приписными, получили долгожданную свободу.

Поземельное устройство деревни Эссойла, входившей в Петрозаводский уезд, началось лишь вначале 1880-х годов.Столь долгий срок от введения реформы и до 80-х годов XIX века был, потому что Олонецкая губерния по закону 24 ноября 1866 года была отнесена к районам третьей очереди. Но 15 октября 1869 года правительство учредило особую инструкцию о наделении землёй крестьян Архангельской, Вологодской, Вятской, Олонецкой, Пермской и Уфимской губерний. Однако практические работы по съёмке угодий на план и предъявлению крестьянам границ надела всё же затягивались. Происходило это из-за недостатка землемеров, большого объёма работ, запутанности землепользования и отсутствия лесоустройства.

В 1886 году правительство приняло решение о переводе бывших государственных крестьян на обязательный выкуп. Теперь население деревни Эссойла, как и всех сямозерских деревень, должно было вносить в казну выкупные платежи по 2525 рублей 99 копеек в год в течении 44 лет – с 1 января 1887 года по 1 января 1931 года. В итоге за весь период это давало сумму в 111,1 тыс. рублей.

Так же необходимо заметить, что в пореформенные десятилетия XIX и начала XX века численность населения Сямозерского края постепенно увеличивалась. Так, один из губернских чиновников, посетивших Сямозерскую волость в середине 1860-х годов, писал: «Деревни Ессойла, Угиойла, Ефим-наволок и Сяргилахта, расположенные на берегу Сямозера, довольно населены, хорошо отстроены, и жители их, по-видимому, не очень бедны». В сельских обществах Сямозерья в 1873 году насчитывалось в общей сложности 5,6 тыс. человек, в 1905 году уже 7,1 тыс. жителей, или на 26,8 % больше. Среди наиболее крупных поселений края в 1905 году, таких как Сямозерский Погост, Вешкельский Погост, деревня Корза выделялась и деревня Эссойла, в которой проживало 173 жителя.

Хозяйство

Хозяйство в деревне Эссойла, довольно крупной в рассматриваемый мной период, как и прежде, основывалось на земледелии зернового направления и скотоводстве. Из зерновых культур крестьяне выращивали только «серые хлеба»- рожь, овёс и ячмень. Так земледелие велось по трёхпольной системе (озимые - яровые - пар). По пару высеивали озимую рожь, после снятия её урожая на следующий год поле отводилось под возделывание яровых культур, затем оно снова на год запускалось под пар для накопления питательных веществ в почве. Примерно 80-90 % ярового клина занимал овёс, а на остальной части высеивали главным образом ячмень и картофель.

Земледельческая техника оставалась традиционной, никаких усовершенствованных земледельческих машин и орудий крестьяне не имели. Землю они обрабатывали простой сохой и деревянной бороной. Несмотря на некоторую устарелость этих орудий, они всё же имели свои достоинства – были хорошо приспособлены для обработки небольших полей, изобилующих камнями и древесными корнями. В качестве удобрений для поддержания плодородия применялся навоз, так как почвы здесь скудные и подзолистые. Удобрение вносилось раз в три года – только на паровое поле под посев озимой ржи. Что касается обеспеченности крестьян Эссойлы собственным хлебом, то она снизилась из-за прироста населения. Недостающее количество зерна приобреталось жителями в Петрозаводске и Олонце у крупных частных торговцев. Таким образом, можно сказать, что в силу постоянного дефицита хлебов в Эссойле, впрочем как и во многих других деревнях, хозяйство сохраняло выраженный натурально – потребительский характер. С другой стороны нужно заметить, что при недостатке хлебов крестьяне активнее обращались к возделыванию картофеля. Так, к началу 1910-х годов чистый сбор картофеля на душу составлял в среднем около 4 пудов.

Рыболовство в Эссойле, как и прежде процветало и развивалось. Оно было источником благосостояния крестьян. Основными объектами добычи являлись сиг, судак, ряпушка, лещ, щука, налим, окунь.

Развитие народного образования

Важнейшим социокультурным явлением в жизни всей Сямозерской волости в рассматриваемый период стало становление системы начального народного образования. Первые школы стали создаваться ещё в начале XIX столетия. Так, 5 сентября 1806 года была открыта приходская школа в деревне Сямозеро. Деятельность её отмечалась в рапортах смотрителей училищ Петрозаводского уезда директорам Олонецкой губернии. В течении всего XIX века школа претерпела много изменений и уже в 1909 году числилась как двухклассное министерское образцовое училище. Однако от деревни Эссойла оно выло довольно далеко, в том плане, что добираться до него детям было трудно, а стремления крестьян к получению образования наблюдалось. Поэтому 1 сентября 1896 года в деревне Угмойла было открыто земское одноклассное училище. Школа начала свою работу 23 сентября, которую стали посещать дети крестьян деревни Эссойла, а так же ряда других деревень (Угмойла, Ангенлахта, Иванисто, Савалы). Канцелярские принадлежности – бумага, перья, карандаши, книги – поступило в школу только в 1897 году. Постепенно открылась и школьная библиотека. А среди первых учебных предметов были такие как: народные чтения для местного населения с использованием картин по русской истории. В их программу входили чтения молитв, рассказы об Александре Невском, пение религиозных песен. В 1898 году при школе открыт ночлежный приют, расположенный в отдельном помещении, которым регулярно пользовались от 12 до 23 человек.

Таким образом, созданные школы помогали большинству детей из подрастающего поколения сямозерцев приобрести элементарные знания, повысить свои навыки.