Россия / Московская область /
Балашиха район

Первые люди расселились на территории Балашихинского района около 300 тыс. лет назад и просуществовали здесь до VII в. н.э. до расселения в Подмосковье славян, образовавших коренное население. Название города связывают с лекарственной травой блошняк, которая в изобилии росла на территории, где сейчас располагается городской округ Балашиха. Развитие поселений на территории округа началось с появлением дороги, ведущей из Москвы во Владимир и далее в Сибирь.

Дорога эта имела печальную славу – по ней в Сибирь гнали ссыльных и каторжан. «Владимирка кандальная», называли ее в народе. Рядом с дорогой селились люди, образовывались деревеньки, превратившиеся ныне в крупные микрорайоны города, но сохранившие свои прежние названия – Горенки, Акатово, Кучино, Реутово, Купавна, Никольско-Архангельское, Пехра-Яковлевское.

Деревни и прилегающие к ним земли принадлежали разным владельцам, среди которых наиболее известными являются Долгоруковы и Разумовские, владевшие усадьбами Горенки (в разное время, конечно), и Голицыны – хозяева Пехры-Яковлевской в течение 200 лет. Князь Иван Николаевич Трубецкой в 1830 году основывает фабрику в местечке Блошиха (ныне «БХПФ»). Эту дату можно считать первым днем рождения города.

К концу XIX века район превращается в промышленный пригород с сильно развитой дачной индустрией. В Салтыковке отдыхают такие известные люди, как Исаак Левитан, Андрей Белый, Георгий Алексеев, Игорь Грабарь, Всеволод Мейерхольд и Зинаида Райх. Балашиха привлекает их своей красотой, обилием зелени, водоемов и близостью к Москве. Именно близость к столице приводит к тому, что район выделяют в особую группу районов, хозяйственное и культурное развитие которых должно быть связано с интересами Москвы.

Балашиха начинает бурно развиваться, приобретая современный индустриальный облик. В годы первых пятилеток в Балашихе развиваются новые отрасли тяжелой промышленности: авиастроение, машиностроение, химия. В 1932г. начинает возводиться гигант авиационной промышленности – 120 завод (ныне ОАО «БЛМЗ»), а в 1938 г. строится Ново-Московский автогенный завод (впоследствии Кислородный, ныне ОАО «AGA»). В эти годы появляется и автокрановый завод.

Рост промышленности сопровождается увеличением численности населения и расширением территориальных границ. В 1939 году 19 сентября Балашиха получает статус города. Это наш второй день рождения. В мае 1941 года Балашиха получает еще одно «повышение по службе» – становится районным центром.

В период Великой Отечественной войны все предприятия района работали на нужды фронта, в школах организовывались госпитали. Из 40 тыс. человек, живших в довоенной Балашихе, более 9 тысяч не вернулось с полей сражений. Среди них был и И.А. Флеров – командир первой батареи «Катюш». В настоящий момент его имя носит улица нашего города, на доме, где он жил, висит памятная доска (уже вторая по счету), а в школе № 3 им. И.А. Флерова создан музей боевой славы. После победоносного завершения войны предприятия района вновь перешли на выпуск гражданской продукции. Город активно восстанавливали, строили новые дома, микрорайоны. Внешний вид Балашихи постепенно приближался к современному.

Населенные пункты, находящиеся в границах городского округа Балашиха:

деревня Черное.

Деревня Черное – этимология слова такова: чернь – название густого лиственного леса. Дословно Черное – деревня в густом лесу.

По-разному толкуют о том, кто поставил первый сруб в д. Черное при ручье Чернавка. Одни говорят, что ее основали каторжане после отбытия срока, осевшие в этом тогда вовсе медвежьем углу. Другие утверждают, что здешние топи и болота осушили и обжили соседские дворовые крестьяне: не то дятловские, не то саввинские, не то федурновские, но как бы то ни было, одно несомненно с самого своего рождения и еще долго-долго деревня Черное свое название оправдывала, оставаясь Богом забытым углом и в прямом и переносном смысле, хотя и раскинулась у самого стольного града.

Правда, с открытием Московско-Нижегородской железной дороги совсем рядом стали сновать паровички. Да толку-то что. Поезда тут с роду не останавливались. Обделили деревню и святые отцы Московской епархии. Не нашли нужным построить здесь мало-мальски приличную церквушку. Черновские крестьяне приютились на клочке бросовых угодий, зажатых со всех сторон барскими церковными и монастырскими владениями.

С трудом обзаведясь скотом, но почти не имея выгонов, черновские крестьяне вынуждены были то и дело раскошеливаться. Немалые деньги платили за прогон, а еще большие штрафы – за потравы. Земля была скудной, неурожайной, землепашцы из года в год терпели нужду. К тому же они имели свои очень скудные наделы, которые закреплялись только за мужчинами. За лишнюю полоску-кроху черновские поселенцы готовы были биться насмерть и порой добивались уступок. Но и это не выручало. Бедность оставалась их уделом.

В Черном из года в год испытывали нехватку хлеба. Как ни старались, плохо родили пески да подзолы. Выручали кустарные промыслы. Их развитию благоприятствовало то, что крестьянин полевыми работами был занят от силы пять месяцев в году. Сбыт изделий обеспечивал такой крупнейший рыночный центр, как Москва. Быстрый рост торговли, фабрично-заводской промышленности в 40-е годы прошлого века (19-ого) ускоряют ход развития промыслов. Более того, они глубоко проникают в крестьянскую жизнь, становятся настоятельной необходимостью.

В Саввино, Пестово, Черное были широко развиты ткачество парчи, шпульничество, крашение, производство кирпича, ломовой извоз. Только ткачеством в Черном занимались 87 крестьян и 130 крестьянок. Промыслы приносили крестьянам немалую выгоду, избавляя от нужды и лишений.

Мужики часто собирались в питейном доме, построенном дятловским торговцем Скудновым. В трактире, как правило, велись деловые толки, заключались сделки с заезжими промышленниками о подрядах на зиму. Загодя, до Покрова, люди обеспечивали себя работай на все долгие зимние месяцы. Они возили торф и кирпич с кудиносвких разработок на Саввинскую фабрику, к помещице Миловановой. Хуже было беднякам, не имевшим лошадей. А таких в Черном было, чуть ли не полдеревни. В д. Черное до революции было около 80 домов.

После Октябрьской революции жители д. Черное активно включаются в деятельность комитета бедноты, созданного в Разинской волости, в которую входили Черное, Федурново, Пестово, Саввино.

Начался раздел земли. Каждая семья теперь получала ее на полное количество едоков.

Летом 1923 года проводилась первая всероссийская сельскохозяйственная и культурно-промышленная выставка. Судя по рассказам старожилов, именно в ту пору, после того, как активисты д. Черное посетили выставку, у них впервые зародилась мысль о создании у себя в деревни с\х артели. Но проходили годы, а с артелью не получались. Молодежь большей частью работала на Саввинской, Балашихинской и московских прядильно-ткацких фабриках.

Нелегко было начинать коллективизацию. Но все же начался подъем «целены». В Черное пионерами коллективизации стали Сергей Трушин, Иван Иванов, Николай Маркачев, Евгения Сорокина, Петр Колосов, Николай Карсаков, Николай Козлов, Анна Леонтьевна.

Колхоз начинался с 2-х лошадей. В него вошли восемь семей. Создавался общественный фонд. Пожарный сарай стал зернохранилищем, приспосабливали боле добротные постройки под общественные скотные дворы. В бывшем трактире открылась изба-читальня. Колхоз получал лучшие земли.

На 1 мая 1930 года в колхозе числилось 22 бедняцких и середняцких хозяева с 9 коровами и 2 лошадями.

Создаются вечерние общеобразовательные курсы, политкружки. Разрабатываются мероприятия по повышению плодородия полей.

Черное постепенно прощается с прошлым. Чтобы ознаменовать новь в деревне, колхозу присваивается наименование «Красный». С думой о красной, красивой жизни на селе Черновцы приступили к перестройке устоявшегося жизненного уклада. Но никем не торенная дорога, на которую ступили Черновцы и их соседи, сулила не только удачу…

К 1935 году колхоз имел 240 гектаров пашни, 58 гектаров сенокосов.

Землеустроители отмечали, что черновские почвы подзолистые, супесчаные, суглинистые. В хозяйстве на 127 дворов насчитывалось 32 рабочих лошади. Колхоз определил в своем хозяйственном развитии картофеле-овощное направление. Предварительный расчет показал, что земля требует немалого количества удобрений. Своего навоза колхоз не имел и половины нужной потребности. Земли постоянно испытывали недостаток в питательных веществах. Колхоз так и не смог добиться сбора расчетного урожая.

Но поднятая в Черном новь давала о себе знать. Росла тяга крестьян к артельному производству, к знаниям. Они посещали лекции на политические и научные темы, создаются коллективы художественной самодеятельности. В избе-читальне выступают хоровые, драматические кружки.

В 1935 году колхозу присваивается имя С. М. Кирова. Честь носить его имя ко многому обязывала. Но все еще давала о себе знать засуха 1933 года. Колхоз едва сводил концы с концами. Дисциплина падала. В феврале 1937 года пленум сельского Совета отличал, что колхоз к весеннему севу не готов.

Таким пришлось принимать колхоз Михаилу Петровичу Петрову. Подобрал бригадиров. Построили теплицу, парники на 500 рам, картофелехранилище, а на бугорке за ручьем поднялся первый в Черном скотный двор. И дело пошло на лад.

Первое упоминание о деревне находим на карте за 1763 год. Свое название она получила от реки Черная (Чернавка), на берегу которой она стоит. В эти году в деревне было 11 домов.

Примерно с конца 60-х годов 19 века и до революции д. Черное являлась имением московского купца Д. И. Милованова, имеющего кирпичный завод в Кучино. Ему принадлежали лес, земля и поля деревни.

В 1917 году в деревни было уже – 80 домов, по данным местных краеведов, примерно в 1971 году к Черной прибавились: Новая слобода, Китайский городок и Слобода задняя. Позднее эти названия были утеряны, и осталось единое название – деревня Черное.

В 1970 году деревню газифицировали. Построили асфальтированную дорогу от д. Черное до д. Дятловка и пустили автобус. Колхоз – миллионер им. Кирова построил поселок Агрогородок с жилыми домами для работников колхоза, тепличный комбинат, животноводческий комплекс, звероферму, школу, поликлинику, детский сад, пионерский и трудовой лагеря, АТС, дом культуры, столовую и спортивный комплекс, дом быта, торговый комплекс.

Деревня Павлино 

Место, где сегодня расположена д. Павлино, имеет давнюю историю, начинающуюся с возникновения села Троицкое-Кайнарджи.

Первое упоминание о селе, которое называлось Троицкое, относится к 1571 году. Своей известностью село обязано одному из его владельцев, генерал-фельдмаршалу П. А. Румянцеву-Задунайскому. В 1774 г. был заключен Кючук-Кайнарджийский договор. После окончания официальных торжеств в Москве фельдмаршал Румянцев с размахом принимал императрицу Екатерину Великую в своем подмосковном имении Троицком. Здесь спешно был выстроен дворец-павильон, стилизованный под турецкую крепость. Прощаясь с Троицким, Екатерина пожелала «месту сему» в честь недавних побед зваться Кайнарджи.

В 1812 году усадебный дворец был сожжён французами.[1] До настоящего времени сохранилась только двухколокольная Троицкая церковь и мавзолей, в котором похоронен младший сын Румянцева-Задунайского, Сергей Петрович. Здесь же покоятся дочь С. П. Румянцева — княгиня В. С. Голицына и её муж князь П. А. Голицын.

Собственно, название возникшего неподалёку от усадьбы сельца Павлино связывают с женским именем Павла. Так звали дочь Варвары Сергеевны и Павла Алексеевича Голицыных, которые владели усадьбой Троицкое-Кайнарджи.

В 19 веке строения неподалёку от усадьбы сдавались под дачи. Здесь любили отдыхать московские профессора. В 1851 году к одному из них приезжал Н. В. Гоголь и читал на даче отрывки из второго тома «Мёртвых Душ».[2]

В 1890 году в селе Павлино проживало 77 душ.[3]

Достопримечательности

Троицкая церковь (рядом с микрорайоном в д. Павлино) (Троицкое-Кайнарджи)

Воскресенская церковь

Мавзолей С. П. Румянцева

 

     

    Карта района

    Герб района

    Флаг района

    Гимн района

    Гимн Балашихи
    Музыка: Владимира Евзерова, слова Виктора Карпушина. –

    Город в тени лип вековых,
    Где соловьи на рассвете
    Будят весной мам молодых
    И улыбаются дети.
    Как я люблю скромный твой вид,
    Запах фабричного дыма.
    Горенский пруд, трепет ракит
    И шелестящее имя.

    ПРИПЕВ:
    Я с тобой навсегда, Балашиха,
    Пусть не меркнет звезда, Балашиха!
    Не расстанусь с тобой,
    Нежный дождик грибной
    Что-то шепчет тебе, Балашиха!

    И на тропу в ближний лесок
    Я не могу наглядеться.
    Разве я был здесь одинок,
    Если знакомы мне с детства
    Улица, дом, школа и сад,
    Где мы гуляли на зорьке?!
    Годы листвой пусть золотят
    Тихие воды Пехорки.