Россия / Псковская область / Порховский район

Карачуницы

Описание

Использована работа Ивановой К.Б. (учащаяся МОУ «Псковская общеобразовательная школа-интернат»).

История

Один из малоизвестных и совершенно забытых уголков нашего родного Псковского края – деревня Карачуницы, расположенная на берегу реки Шелони неподалеку от города Порхова. Это очень красивое место. Это место посещал великий художник Николай Рерих.

Село стоит на краю косогора, и вниз долго, метров сто, идет крутой спуск, а внизу река Шелонь. Этого спуска хватало на весь угол зрения и еще настолько же, а внизу начинались топи, где Рерих искал вотивные (т. е. приносимые в святилище во исполнение обета или с какой-либо просьбой к божеству) валуны болотных древнеславянских культов, а за ними поля, а потом страшные леса Пыталовского района, а потом, Запад. И туда, над спрятанными в лесах станциями ПВО, быстро летели косые облака.

Это такой гигантский амфитеатр, и весь мир дальше - сцена, а река Шелонь - граница просцениума. Название - Карачуницы - намекает на карачун мироздания, дальше пути не было, как нет зрителю пути на сцену. Хотя небо было так близко, что в принципе, разбежавшись, кажется можно прыгнуть на облако. По склону, впрочем, в топь вела проселочная дорога. Внизу она ныряла в болото, быстро оборачивалась короткой гатью из вечногниющего дерева и дотягивала до берега. Моста не было. Было два бревна, лежавших на трассе колеи. Там, за Шелонью, был Запад, а левее, в Эстонии, жил исследователь творчества Пушкина - Лотман.

И сейчас уже нет колхоза имени Чапаева, зарастают бывшие колхозные поля и вымирают деревни (в том числе и Карачуницы).

Карачуницы связаны и с именем А.С. Пушкина. Погост Карачуницы с Успенской церковью находился прямо у большой дороги, и есть все основания полагать, что А.С. Пушкин посещал здесь могилу своего предка (брат его деда) - многострадального Исаака.

Предок А.С. Пушкина был главным лесничим Псковщины.

Шелонская земля издавна входила в состав Новгородской земли, но до XIII в. была, по всей видимости, слабо заселена. Это объясняется как тем, что долина Шелони находилась на пограничье земель ильменских словен и псковских кривичей, так и тем, что возможный водный путь по Шелони вел «в никуда» и не связывал Новгород с какими-либо важными центрами. В бассейне Шелони по Переписным книгам второй половины XVI столетия и некоторым другим данным было выявлено 6 каменных храмов в городах. Это Никольский собор в Порхове, два монастырских храма в том же Порхове (церковь Рождества Богородицы женского монастыря и Спасо-Преображения - мужского), церковь Николая в Опоках и главный храм Ильинского монастыря в том же городе, а также церковь Михаила Архангела в Вышегороде. Есть сведения и о двух каменных храмах в сельских административно-церковных центрах - погостах (церкви Успения в Карачуницах и Рождества Богородицы в Дубровне). В 1992 г. археологи произвели раскопки церкви Успения в Карачуницах, которая предварительно была датирована первой половиной XIV в. Открытие этого второго храма, по композиции, несомненно, связанного с церковью в Опоках, поставило вопрос о существовании особой группы новгородских храмов, которые строились в долине Шелони в конце XIII - первой половине XIV в.

На Карачуницком погосте находилась и семейная усыпальница князей Лопухиных. Здесь был похоронен Павел Петрович Лопухин (1788-1873) - светлейший князь, участник войн с Наполеоном и подавления Польского восстания 1831 года. Его тело было привезено сюда из Киева.

В июле 1899 года эти места исследует Н. Рерих, получивший в Петербурге открытый лист - на проведение археологических раскопок в Порховском уезде Псковской губернии. На раскопки из казны ему отпущено 75 рублей.

Название деревни связано со Славянским праздником Карачун.

В славянской мифологии Карачун – это название зимнего Солнцеворота (Спиридонова дня) и связанного с ним праздника. День Карачуна приходился на 12 декабря по старому стилю (25 декабря по новому стилю). День растет, а ночь идет на убыль.

У многих славянских народов карачуном называют рождественский хлеб, который считается символом богатства. Такой праздничный каравай лежал на столе, на соломе (зерне, деньгах) до Нового года или Крещенья когда его делили между всеми членами семьи, а кусок сохраняли как лекарство, оберег от нечистой силы и как магическое средство.

С карачуном-хлебом гадали. Его обмакивали в воду и катали по полу. Если он переворачивался на верхнюю корку, это означало несчастье в скотоводстве или с кем-либо из членов семьи. Карачун также катали от порога к столу, чтобы на столе всегда был хлеб. При этом считали, сколько оборотов он сделал, веря, что столько же возов сена или зерна соберут летом. Но не так-то прост этот «Карачун».

Карачун (Каручень) на Руси - это персонификация смерти («карачун пришел», «задать карачуна» и сегодня означает - умереть, убить, замучить кого-нибудь до смерти). Значения слова у славянских народов следующие: «внезапная смерть в молодом возрасте», «судороги», «злой дух, сокращающий жизнь», «смерть», «гибель».

Для наших предков характерно терпеливое отношение к болезни, а момент смерти воспринимался просто и спокойно. В выработке такого отношения большую роль играли тяжелые исторические судьбы народа, его ясный и здравый ум, и его глубокая религиозность. Но есть в этом отношении и много фаталистического.

А еще Карачун - злой дух, славянское божество, связанное с зимой. Древние славяне верили, что он повелевает зимой и морозами и укорачивает светлое время суток.

День языческого почитания Карачуна (второе имя Чернобога), отмечаемый 22 декабря, приходится на день зимнего солнцеворота - самый короткий день в году и один из самых холодных дней зимы. Считалось, что в этот день берет в свою власть грозный Карачун - божество смерти, подземный бог повелевающий морозами, злой дух. Древние славяне верили, что он повелевает зимой и морозами и укорачивает светлое время суток.

Слуги грозного Карачуна - медведи-шатуны, в которых оборачиваются бураны, и метели-волки. Считалось, что по медвежьему хотению и зима студеная длится: повернется медведь в своей берлоге на другой бок, значит и зиме ровно половину пути до весны пройти осталось. Отсюда и поговорка: «На Солнцеворота медведь в берлоге поворачивается с одного бока на другой».

В народе понятие «карачун» в смысле погибели, смерти используется до сих пор. Говорят, например: «Пришел ему карачун», «Жди карачуна», «Задать карачуна», «Хватил карачун». С другой стороны, слово «карачить» может иметь следующие значения - пятиться задом, ползком, «скорячило» - скорчило, свело. Возможно, Карачуна так называли именно потому, что он как бы заставлял дневное время идти в обратную сторону, пятиться, ползти ползком, уступая ночи

Постепенно в народном сознании Карачун сблизился с Морозом, который сковывает стужей землю, как бы погружая ее в смертный сон. Это более безобидный образ, чем суровый Карачун. Мороз - просто повелитель зимних холодов.

Соседняя деревня Молгово расположена на берегу реки Абижа, у самого её впадения в Псковское озеро. Волостной центр – Писковичи, районный и областной – Псков. Местные жители называют только нынешнее название деревни. О происхождении названия деревни местные жители нам рассказали два предания.

Одна из легенд сообщает нам следующую версию о происхождении названия деревушки. Раньше в деревне была часовня, в которой отпевали умерших жителей деревни. В деревне издавна жили рыбаки, которые выходили на своих лодках за уловом в Псковское озеро. И немало их погибло в ненастную погоду в водах озера. И родственники не дождались их на берегу. Очень часто не могли родные отыскать и тела утонувших рыбаков. По ночам, в ненастье, волны озера накатываясь на берег, который здесь, как и во всех рыбацких селениях называется “молом”, звучат особенно громко. Жителям же деревни, потерявшим своих родных, казалось, что это не просто волны шумят, а это души утонувших в озере и не преданных земле родных о чем-то хотят им рассказать. И вначале этот берег называли “Мол говорит” (то есть “говорящий берег”), а потом название сократилось до “Молгово” и так же стали называть и расположенную на берегу деревню”.