Россия / Республика Татарстан / Новошешминский район

Слобода Волчья

Описание

Использована работа Агафонова Д. А. (ученика Слобода Волчинская СОШ)

22 августа 1763 года именным указом Екатерины II были объявлены условия устройств слобод для отставных военных чинов. Слобода Козьмо­демьянская (Волчья тож) возникла, по-видимому, как и другие слободы, где-то в конце 1730-х годов. Помимо отставных сюда переселили часть шляхтичей из Новошешминска. Отставных подселяли в течение десятиле­тий, и к концу XVIII века село значительно разрослось. По переписи 1796 года, в Слободе Козьмодемьянской насчитывалось 127 дворов. Население -495 мужчин и 619 женщин. В экономических примечаниях к переписи гово­рится: "Козьмодемьянская Слобода расположена по обе стороны речек Волчьей и Малой Волчьей и двух безымянных отвершков. В ней деревянная церковь во имя Козьмы. Речки шириной в 4 сажени, глубиной в один ар­шин. В них: рыба окуни, плотва и пескари, в озерах - лини, караси. Все оные рыбные ловли то даются от Казанской казенной палаты разным людям по оброку. Вода к употреблению здоровая. Ручьи пересыхают.

На реке Волчьей две казенные мукомольные мельницы, состоящие в ведомстве Ка­занской казенной палаты, отданные от оной разным людям из оброку. Зем­ля черноземная, хлеб родится. Лучше рожь, овес, полба и пшеница. Лес строевой дубовый, осиновый, липовый, толщиной от 5 до 6 вершков, выши­ною от 6 до 8 сажень. Дровяной в тех же местах ольховый, черемуховый, кленовый. В нем звери: волки, медведи, лисицы, зайцы, белки. Птицы: тете­рева, рябчики, ястреба, кукушки, соловьи, щеглы, овсянки, зяблики.

В полях перепелки и жаворонки, при болотистых местах дикие утки.

Жители указанных селений - отставные чины, имеющих детей в воз­расте, для службы в разные полки, и по малолетству находятся для про­кормления родителей своих при хлебопашестве и скотоводстве. А женщи­ны сверх полевой работы упражняются в домашних рукоделиях: прядут лен и овечью шерсть, ткут холсты и сермяжные сукна для домашних расхо­дов и на продажу".

По рассказам старожилов, сюда также подселяли отличившихся в русско-турецкой войне 1870 - 73 гг. и наделяли земельными наделами в наг­раду за победу на Шипке и за взятие Андрионополя. А еще старожилы ут­верждают, что сюда ссылали опальных чиновников. Не дворян, а именно чинных.

Слобода Русское Волчье расположена на юге района, и его террито­рия граничит с Аксубаевским и Лениногорским районами. Сейчас село входит в состав Буревестниковского сельского поселения. Раньше здесь был совхоз "Буревестник", чье название со временем и перекочевало на печать этого сельского поселения.

Леса, которых в округе было немало, сейчас почти все вырублены. В них водилось немало дичи - в том числе и волков. Видимо, в честь хозяина здешних лесов, который доставлял много неудобств новопоселенцам, и по­именовали село в середине XVIII века прибывшие сюда со своими семьями отставные солдаты. Много лесов сохранялось еще и в советское время за речкой Волчанкой. До самого последнего времени рядом со слободой, на хуторе Кутыри, было много волчьих нор.

- Помню, в 1950-х годах волков расплодилось столько, что была уг­роза местному скоту. И власти дали "добро" на отстрел волков, - вспоми­нает один из встреченных нами на улице ветеранов села.

По легенде, которую рассказал бывший директор местной шко­лы, а ныне пенсионер Иван Пономарев, сюда выселили тех, кто когда-то имел "волчий билет" на прежнем месте жительства: беглые крестьяне, ссыльные и прочие неблагонадежные по тем временам личности. Отсюда и привилось "волчье" в названии села. Старики говорят, даже взбунтовав­шийся экипаж одного корабля сюда как-то сослали.

На вопрос, как же сами себя называют, жители, как правило, отшучиваются байкой.

- Едут в районном рейсовом автобусе бабки. Одна у другой спраши­вает: "Вы откель будете?". И слышит в ответ: "Да сволочи мы!". Первая баб­ка в недоумении: "Разве так можна, дык какие вы сволочи!". Потом только узнается, что бабки были "с Волчьей".

До революции село было огромным: в нем насчитывалось 1240 дворов. В те времена слобода носила название «Козьмодемьянской». Так она именовалась из-за бывшей здесь церкви Козьмы и Демьяна. Первая посвященная им церковь была деревянной. Ее по просьбе жителей соседнего села разобрали и продали в село Кутему, гд она и стоит до сих пор. А сами жители Русской Волчьей решили новую церковь построить из кирпича. Сделали их вроде бы достаточно, однако приехавший из Казани батюшка, попробовавший, в прямом смысле этого слова на зуб местные кирпичи, забраковал всю партию. И обязал с каждого двора нести на стройку куриные яйца. Глину для кирпичей месили на белках от этих яиц, и выстроенная из новых кирпичей церковь действительно оказалась очень основательной. Она простояла еще много лет, став впоследствии частью работающей до сих пор начальной школы.

Здесь, около церкви, проходил в слободе и свой еженедельный базар. До сих пор старожилы помнят место в центре села около церкви, где он проводился. Торговали, как водится, разным крестьянским товаром. Скот, тряпье, куры, утки, кожи, скобяной, бакалейный товар, лапти – все, чтопроизводилось или требовалось в хозяйстве, находило здесь сбыт. Местные модницы выискивали на базаре шали, дети - крендели, а мужчины интересовались лошадьми, которых приводили сюда киргизы. Эти лошади были раскосыми, волосатыми и низкими в холке, их называли "киргизы». Была здесь и своя ежегодная ярмарка. Конечно, здесь не было такого размаха, как в соседней Архангельской Слободе.

До сих пор в селе сохранились старые народные названия улиц:Матросская, Свободная, Малые Стрелки, Дунькина щель, Кутырки. На Матросской селились отставные чины из флотских. Кутырки - от хутора, то есть особняком от села стоявшие дома (уже давно Кутырки слились с селом, а название за этой частью сел сохранилось).

На выезде из слободы была лавка Колосовского, где можно приобрести в рассрочку и плуг, и культиватор.

Колосовские были потомками поляков, поселившихся здесь во времена Засечной линии, в 1650-х годах. До сих пор на селе бытуют несколько польских фамилий - Нилковские, Порецкие, Горчаковы, Елховские. Все они давно обрусели - об их польских корнях говорят только фамилии. Они были потомками шляхтичей, поселившихся на Засечной черте в сере­дине XVII века, но были и некоторые - из ссыльных поляков. А уж в каких польских восстаниях принимали участие польские переселенцы - то ли XVIII века, когда Польша постепенно теряла независимость, то ли 1830-х или 1860-х годов, остается выяснять историкам.

Судя по воспоминаниям старожилов, село действительно жило бога­то: здесь было 11 ветряных мельниц, 2 водяные - на речке Волчанке, масло­бойки, шерстобитки. Был даже свой кирпичный завод (поблизости води­лась глина), и немало крепких мужиков обзаводилось своими кирпичными домами. Кроме того, многие строили сараи из саманного кирпича - такой кирпич из глины с соломой без обжига выделывали почти в каждом хозяй­стве. Технология была проста: глину размешивали вместе с соломой, затем получившуюся массу разделывали по формам и сушили на солнце. На дома такой кирпич не шел, но сараи, сделанные из него, служили многие десяти­летия. И сегодня встретить такие сараи можно не только в Волчьей Слобо­де, но и по всем селам Новошешминского района.

По воспоминаниям стариков, советской власти на селе не было до 1920 года. Вот что говорит один из старожилов села - Иван Васильевич По­номарев, долгое время возглавлявший местную школу: "Наше село, как и все окрестные села, в штыки встретило советскую власть. У нас до револю­ции была сильная ячейка Союза русского народа - черносотенной органи­зации. Подавляющее большинство хозяйств были справными и считались в округе небедными. Нищих не уважали, да и были их единицы. Лентяи они были: ведь земли, сенокосов и выгонов вдоволь было - пропьянствуют, про­мотают..."

Трудные времена начались для местных станичников после Первой мировой и в Гражданскую войну. Местные крестьяне приняли самое актив­ное участие в развернувшейся здесь так называемой вилочной войне.

- Мой прадед, Иван Иванович Нестеров, был до революции и в граж­данку старостой слободы, - продолжает вспоминать Иван Васильевич. - В коллективизацию у нас раскулачили в селе 40 дворов, 4 двора были из ро­да Нестеровых - всего 29 человек. Это были богатейшие мужики на селе. По воспоминаниям моей бабки Натальи Ивановны - дочери Ивана Ивано­вича - во время Гражданской войны, когда белые входили в село в августе 1918 года, она подносила хлеб самому генералу Каппелю. Она со смехом рассказывала, что тот, принимая хлеб, чуть ли не вывалился из седла. Кое-как в стременах удержался, да помогли подбежавшие солдаты.

Во время "вилочного" восстания, вооружившись кто во что горазд -кто вилами и топорами, а кто - обрезами и винтовками, оставшимися с Гражданской или германской войн, мужики из Слободы Волчьей присое­динились к толпе. Но возле Екатерининской Слободы красные поставили засаду и стали поливать восставших из пулеметов. Стрельба была стран­ная. И кто-то из наших сельчан ползком на коленках возвращался обратно. Регулярным войскам с крестьянами воевать было не сложно.

- Другие мои деды по мужской линии - Александр и Андрей Филип­повичи Пономаревы - тоже были кадровыми военными, - продолжает вспо­минать Иван Васильевич. - Александр даже был в плену в германскую. Они служили в казаках - у меня сохранился снимок, где они стоят оба в па­пахах. Многие думают, что казачьи соединения формировали где-нибудь исключительно на Дону и в других казачьих областях. Это не совсем так. Из наших тоже немало служило в казаках. Да это и неудивительно - ведь наши крестьяне, как и казаки, были потомственные военные, "служивые", как говаривали в старину. Я помню случайно подслушанный спор двух ста­риков. Один, по фамилии Лобов, подначивал другого - деда Гурдея: "Ну что, выслужил у Троцкого?". Дед Гурдей - кличка, видимо, была производ­ной от Гордея, потому как фамилия его была Ворожеин. Как выяснилось. Лобов служил у Буденного, а дед Гурдей был в свите Троцкого его личным телохранителем. А подначка была в том, что Буденный всю свою жизнь, вплоть до смерти в 1970-х годах, был в фаворе, обласкан советской властыо и был записным героем гражданки, а Троцкий уже через 10 лет после окон­чания гражданки попал во враги народа. И за связь с ним, и даже за намек на связь можно было угодить в лагеря... на неопределенный срок. Но раз­говор стариков происходил уже в 1960-х годах, так что один другого толь­ко подначивал.

Живущие здесь крестьяне активно отстаивали свой собственный взгляд на то, как они должны жить у себя дома. Настолько активно, что по-настоящему советская власть установилась здесь лишь к 1922 году: до этого одного за другим убили четверых комиссаров, командированных властью из Чистополя.

- Мне тогда было лет 8 - 9, - вспоминает Иван Васильевич. - Послали меня скинуть сено с поветей, случайно задел за какой-то сверток под се­ном, глядь, а там винтовка Мусина лежит. Наверное, еще с тех времен, ког­да дед принимал активное участие в "вилочной войне".

Первым начал учить детей в 1855 году сын местного дьячка Павел Иванович Козмодемьянский, учившийся в Чистопольском духовном учили­ще, но вышедший из духовного сословия и приписавшийся в крестьянскую общину. В 1861 году руководство школой взял на себя священник Глеб Ни­колаевич Цветаев. Но основным учителем оставался до 1864 года Козмо­демьянский. С 1864 года школу взяло на свое содержание Министерство государственных имуществ. И в нее стали назначаться штатные учителя. С 1864 года здесь преподавал Василий Васильевич Васильев, учившийся в Казанской духовной семинарии. В 1866 г. школа стала земской, а Васильев - земским учителем. В 1868 году Васильев был рукоположен в дьяконы.

1868 - 1869 гг. - Павел Васильевич Ипполитов, закончивший Чисто­польское духовное училише.

1869 -1871 гг. - Алексей Васильевич Ястребов. 1872 - 1873 гг. - Степан Дмитриевич Шапошников.

27 октября 1873 г. - 1 сентября 1879 г.- Юлия Александровна Шапши-нская, выпускница Казанской земской школы для образования народных учительниц, перешла на работу в Лаишевский уезд.

1879 - 1880 гг. - Евдокия Макаровна Макарова. Выпускница Казан­ской земской школы для образования народных учительниц.

15 января 1880 г. - 15 сентября 1883 г. - Иван Андреевич Муханов, за­кончивший Чистопольское уездное училище и с 1875 года работавший в школах (Богородское, Новошешминск). После Волчьей Слободы он слу­жил в Архангельской Слободе, а с 1888 года - в Вишневой Поляне.

15 марта 1883 г. -15 сентября 1886 г. - Алексей Федорович Анцыфров.

1886 - 1888 гг. - Мария Федоровна Дохтурова. Выпускница Казанской Мариинской гимназии.

С октября 1888-го и в 1916 гг. - Мария Ивановна Соколова, закончившая Чистопольскую женскую прогимназию и работавшая в школах с 1882 года(в Русском Елтане, Архангельской Слободе).

К 1889 году школа все еще находилась в наемной квартире. Для такого большого села одной школы было мало, и в 1894 году открылась еще одна школа, церковно-приходская.

В 1910/11 учебном году в ней учились 50 мальчиков и 13 девочек.

Современное здание школы начало работу с 1965 года.