Россия / Волгоградская область / Серафимовичский район

Подольховский

Описание

Использована работа Ивановой Анастасии Игоревны

Богатая история донского казачества на протяжении  веков содержит не менее десяти наименований типов и форм казачьих поселений на Дону и его притоках.

Жили далекие предки донских казаков военной добычей, которую захватывали у ногайцев, крымцев и турок. Таким способом они добывали себе пропитание, оружие и коней, всевоз­можные боеприпасы, ткани, зимнюю и летнюю одежду. Именно с этих времен зарождался среди русского народа образ донского ка­зака как «удалого и лихого».        

Весной и летом донские казаки переселялись с одного места на другое, с одной речной протоки на другую, с одной  дороги на другую. Но даже и в это благодатное для кочевой жизни время казакам необходимы были особые укромные места, стоянки, где можно было бы дать отдых коням и самим себе, при­прятать добычу после последнего военного набега на стойбища кочевников. Вот такие-то весенне-летние стоянки, скрытые от чу­жих глаз места, донские первопроходцы и стали называть «стано­вищами». Одна и та же войсковая ватага казаков могла разбить в течение одного промыслового сезона несколько становищ, распо­ложенных и разбросанных в десятках верст друг от друга.

Возникавшие во множестве по берегам Дона и его протокам временные поселения казаков со временем стали называть зимо­вищами или зимовниками, это были места проживания поселенцев донского края сначала осенью и зимой, а затем и в течение всего года. Есть и другие слова, обозначающие времен­ный приют в зимнюю пору: зимовье, зимовка, зимница, зимовщи­ца, некоторые из них мы можем найти в донской топонимике.

Иные из зимовников обитатели покидали за ненадобностью уже через несколько лет, отыскивая более удобные и безопасные места для новых поселений. Другие же зимовники с течением вре­мени перерастали в городки. Слово «городок» в русских летописях встреча­ется довольно рано, первоначально в значении «небольшой город».

Позже слово «городок» стало на Дону и в других местах, кото­рые постепенно заселяло казачество, своеобразным термином: так называли селения, обнесенные тыном или земляным валом для за­щиты от вражеского нападения. Это был особо укрепленный насе­ленный пункт, в котором жители проживали постоянно. Места для городков чаще всего выбирались с учетом двух непременных и обязательных условий:  «по удобности в тех местах промыслов, от коих казаки имели тогда пропитание», т. е. для охоты и рыбо­ловства; и выгодные с точки зрения защиты и отражения от неприятельских набегов. Естественными препятствиями от внезапных атак кочевников яв­лялись крутые или, напротив, низкие берега рек, возвышенности, окруженные непроходимыми болотами и топями острова. Надеж­ной защитой чаще всего была вода (река, протоки).

Специфической особенностью казачьих городков было их во­инское предназначение. Это был хорошо защи­щенный военный лагерь. Каждый городок вокруг был обнесен сте­ной из двойного плетня или двойного палисадника, пространство между которыми, набивалось и утрамбовывалось землей. Наруж­ный плетень густо обвешивался ветками сухого терна. Наряду с   ним городки также огораживались забором, частоколом из врытых в землю заостренных бревен.

Первое упоминание о донском казачьем городке относится к 1548 г. К концу XVI века по архивным и историческим документам известны названия примерно тридцати казачьих городков, которые располагались по берегам Дона.

Затем  казачьи городки стали называть станицами. С середины XVII в. станицами стали называть крупные казачьи поселения, а с начала XIX в. это административно-территориальная единица и ее центр в Области  Войска Донского. В станицу входили хутора. К концу XIX в. население станиц  выросло. Ввиду занятия скотоводством необходимо было построить помещения для зимнего и летнего содержания скота и лошадей и для длительного хранения запасов сена. В самих городках и стани­цах негде было содержать табуны лошадей и нагульный скот, хра­нить запасы сена. Поэтому скотоводческие помещения стали уст­раивать вне станиц в хуторах, в которых, однако, разрешалось проживать временно, но не постоянно.  В современном русском слове - «хутор» используется в не­скольких значениях. Это обособленный земельный участок с усадьбой владельца. Кроме того, хутор - казачье поселение, расположен­ное на отдаленных окраинах станичного земельного юрта. Населе­ние хутора выделялось из станицы, но сохраняло с нею хозяйст­венные и административные связи. Представители хуторов, хуторские атаманы, участвовали в станичных сборах (сходах) с правом решающего голоса.          Архивные и исторические документы свидетельствуют, что главной  причиной выхода казаков на поселение за пределы станиц  явилась острая нехватка земельных площадей для занятия скотоводством и земледелием в самих станицах и вблизи них.

Первоначально хутор представлял собой место постоянного проживания одного казака с семьей вне пределов городка или станицы. Казаки с семьями проживали на хуторе с ранней весны и до поздней осени, возвращаясь на зиму в станицу. С течением времени поселенцы хуторов так прочно обосновались в них, что перешли к постоянному прожива­нию  здесь.

«Хуторские обзаведения», как называли их казаки, в течение второй половины XVIII в. были приспособлены для постоянных занятий землепашеством  и для оседлого скотоводства. Теперь уже и самих казаков  не устраивали  временные жилища. Казаки селились на хуторе кучно – двор возле двора. Так удобнее было отбиваться от вражеских набегов. Подворья сближены так, что иногда не было между ними прохода, да и улицы были кривые и тесные. Затем в хуторах ста­ли строится прочные и удобные жилые помещения - курени для проживания в течение круглого года.

В 1740 годах  было разрешено казакам создавать  хутора. С этого времени начали официально поступать разрешения на по­строение хуторов, причем власти требовали от казаков лишь указания местоположения хутора и размеров земельного участка. По всей территории Войска Донского быстро росло число хуторов с земледельческой, скотоводческой или смешанной специализацией.

Хутор Подольхи очень старый. Точную дату  возникновения хутора  и фамилию основателя история не сохранила. Он основан в те времена, когда лю­ди бежали на Дон  ради обретения свободы, где её действительно находи­ли.  В хуторе испокон века живут казаки.  Хутор  был  приписан к станице Ново - Александровской. Хутора  не разрывали связей со своей станицей, считались ее частью.

Все великое Войско Донское Усть-Медведицкий Округ  Станица Ново-Александровская

До 1698г. - городок Островской 

С 1698г. - станица Островская

С 1853г. - хутор Островской

С 1868г. - станица Ново-Александровская

Дата не известна  - хутор Ново-Александровский

Ново-Александровская станица расположена на левой стороне Старой Медведицы на возвышенном и песчаном месте, в семи верстах от Усть-Медведицкой станицы и в 436 верстах от Новочеркасска. Бывшая станица Островская первоначально находилась на правой стороне Медведицы, в двух верстах выше от настоящего ее поселения, между рекой Старое Глинище, которая теперь пересохла, и Медведицей, на островке, отчего и названа Островской.

О времени же первоначального заселения станицы неизвестно, но в 1652 году городок Островской  уже  существовал. Затем был создан юрт.

Ново - Александровский юрт; станица Ново-Александровская, хутора: Вершинин, Ендова, Козлов, Красный, Пичугин, Подольховский, Седов, Точилкин, Чиганаки, Шашкин.

Словно грибы после дождя росли на  реках Дон и  Медведица хуторки со своими первобытными названиями. Хутор  Подольховский  был основан несколькими семьями и для него придумывали  имя по месту поселения, а не фамильное или родовое название. Ведь  хутор  расположен  под ольхами, близ ольхового леса.

Изначально в хуторе селились  старообрядцы. У староверов в Подольховском  был свой молебный дом и кладбище. Молились двумя перстами, строго соблюдали Устав и обряды.

По состоянию  на май 1870 года в хуторе Подольховский: число дворов - 63, мужчин - 137, женщин - 159, с  правом голоса на сходах -  37.Фамилии в хуторе встречаются следующие: Ветютнев, Вершинин, Сухов, Коновалов, Ведерников.

Атаманами в хуторе выбирались  лучшие,  всеми уважаемые   казаки.  История сохранила для нас  списки хуторских атаманов с 1900 по 1905 года : Петр Пичугин(1900 г.),  Захар Ветютнев (с 1901по 1903),  Трофим Вершинин (с 1904 по 1905). Когда хутором Подольхи руководил Трофим Вершинин, в 1904 году, в хуторе на деньги собранные жителями было  построено здание двухлетней школы, где обучались грамоте дети казаков. А до этого дети учились в частном доме Краюшкина Перфила Ивановича.

Самое  обширное хлебопашество на Дону осуществлялось в Усть-Медведицком округе. Подольховцы   имели свои земли близ озера Ендова, где выращивали хлеб. Землю обрабатывали, кто как мог, в  зависимости от качества почвы и состоятельности  хозяина.  Огородничество давало картофель, репу, морковь, капусту и. т.д. Огороды в хуторе всегда были знатные - близость  грунтовых вод, плодородная богатая почва давали свои результаты. Не было ни одного двора, где бы  ни  имелось своей бахчи, где росли арбузы, тыквы (калуны), дыни. Близ хутора сажались  сады. Сейчас они заросли   диким терном, но сохранились  их названия:  «Панов сад» - один из самых больших. В своё время Савелий Панов, а потом и его родст­венники сажали лучшие сорта яблонь. «Краюшкин сад» - позже в народе его называли колхозным, потому что он перешёл в собственность колхоза и печально знаменитый «Евтюшкин сад» - находится на краю хутора. Евтей Родин отдал свой сад под кладбище. Отсюда до сих пор в Подольхах осталось выражение «Унесут на Евтюшкин сад». «Трифонов или Маркелев» - этот один сад, позже его разделили на два. Весной во время цветения садов в хуторе стоял благоухающий аромат цветущих яблонь, вишен и груш - воплощение рая на земле.

Описывая казачий быт, стоит упомянуть и животноводство, ведь именно донские казачки вывели породу придонских пуховых коз, чей пух служил для изготовления  платков и шалей. Помимо коз в Подольхах держали овец, коров, быков и другую скотину. До сих пор   близ хутора  встречаются такие названия как  «Овечий бугор», через него проходил  овечий перегон.  Не несшие службу казаки много работали, земля не любит бездельников, вставали с петухами и ложились по тёмному. Работа  работой, но и гулять казаки умели.

Впечатляющими были кулачные бои. Обычно они проводились в наиболее важные события в общинной жизни: начало сева, растряс лугов, праздники, или в дни проведения  ежегодных базаров и ярмарок. В станице Ново-Александровская ярмарка проводилась с 15 по 20 августа; торговали скотом и разными товарами. Вот на ярмарке казаки и показывали свою удаль.  Причем бои эти были не средством разрешения споров, а традиционным ритуалом – демонстрацией мужской силы, школой обучения молодежи. Сходились казаки Подольховские с казаками хуторов Березки, Отрожки и станицы Ново-Александровской. Начинали драку подростки, бросая шапки, дразня обидными словами. Затем в бой вступали юноши постарше, за ними – взрослые казаки. Дрались лоб в лоб, упавших не били. За соблюдением правил боя строго следили старики. Провинившихся наказывали. Как только «пробивали брешь в стенке», делали перерыв. Победителям полагался приз.

Потихоньку год  за годом, хутор разрастался. В Подольхах казаки строили типичные для своей местности дома в четыре комнаты, которые были признаком некоторой зажиточности или уже прочно сложившегося хозяйства. Такие дома назывались «круглыми». Их крыши крылись железом. Первыми такие дома построили казаки Панов и Пичугин. Примерно с 1910 по 1914гг. Несколько позже были выстроены дома Картушина Липата  Логоновича, уставщика молебного   дома,  казаков Краюшкина и Хорохоркина. Молодые, недавно отделившиеся казаки строили небольшой дом  «курень». Слово курень,  потому  что  дома эти в  старину  действительно были  курны,  как курные избы. При постройке жилища пользовались подручными материалами: глиной, диким камнем, иногда хворостом, мелом и т.п. Предпочтение перед другими материалами отдавалось дереву. Крыши покрывались камышом (чаканом). Такие крыши в лютую зимнюю стужу сохраняли тепло, а в летний зной в куренях было прохладно.  

В лесу на отшибе от хутора, на кордоне, обособленно жили лесники. Они следили за порядком и  наделами казенного леса.

Жили они  зажиточно, в крепких рубленых домах, с семьями, и были у них в хозяйстве кони, коровы, разная домашняя птица, пчелы.

Были в хуторе и ведьмячки, которые портили скотину и забирали молоко.

Азартным и важным занятием для казаков в  хуторе Подольхи зимой был подледный лов рыбы на реках Протока и Медведица. Зимы стояли ровные, с трескучими морозами, большими снегами, пурга гуляла по крышам куреней, заметая их по самые трубы. Но это не страшило, а только закаляло казаков и оставляло незабываемые впечатления от рыбалки. На реках с декабря, когда становился крепкий лёд, рыбаки прорубали под снасти проруби и ставили сети, вентеря, самоловки. Рыбы в реках и озерах водилось в изобилии, и порой ловили столько рыбы, что обеспечивали на зиму не только свою семью, но и раздавали родственникам. Между хуторами, места  по рекам были разделены,   для ловли рыбы. Ставили ловушки на левобережье у обрывистого берега, на глубине, где ловились лещи, а также на  осетровые породы стерлядок. Белорыбица, синьга, рыбец, калинашки,  глазунцы ловились в большом количестве. 

Казаки успешно сочетали хлебопашество с воинской службой. Всё менялось в одночасье, когда на казачьем кругу атаманы собирали казаков, формировались сотни, и с пиками, шашками, с удалыми песнями шли казаки на защиту рубежей России «За Веру, Царя и Отечество».

Во все времена казачество являлось универсальным родом войск. Про казака говорили, что он рождается в седле. И в самом деле, казаки считались великолепными наездниками, не знавшими себе равных в искусстве джигитовки. Военные специалисты оценивали казачью конницу как лучшую в мире легкую кавалерию. Воинская слава ее укрепилась на полях сражений в Северную и Семилетнюю войны, а особенно в эпоху 1812 года, не говоря уже о покорении  Кавказа, Центральной Азии,  освоении Дальнего Востока и Сибири , а также ратных лаврах, завоеванных казаками в Русско-японскую и Первую мировую. 

С 1890 года по 1907 год из казаков Ново - Александровского юрта, куда входил  хутор Подольховский,  комплектовалась 5-я сотня 3-го Донского Казачьего  Ермака Тимофеева Полка.

Размеренная казачья жизнь – служба, земледелие, сложившийся веками образ жизни был резко сломлен в 1917 году. Советскую власть в Усть–Медведицком округе установили мирным путем в конце 1917 года, но она просуществовала недолго. Против неё был поднят Усть – Хопёрский казачий полк  и началась на Дону кровопролитная братоубийственная гражданская война. Гражданская война на Дону – это первый акт трагедии казаков, положивший начало их геноциду. Казаки разделились на два лагеря – белоказаки и красные. Красными отрядами командовал уроженец Усть–Медведицкой Ф. К. Миронов. Белоказаками – атаман Краснов. Казаки хутора  Подольховский  не стали исключением в этом водовороте событий.

Георгиевский кавалер Василий Попов  был мобилизован в Белую Гвардию. Выполняя свой долг и присягу, верой и правдой служил он отечеству, как учили, дрались казаки с германцами в первую империалистическую. Теперь всё изменилось, пришлось воевать со своими же земляками, которые оказались в рядах Красной Армии и тоже умели воевать. Под станицей Глазуновской погиб Василий в бою с красноармейцами. После боя привезли тело своего порубанного командира домой, к жене Аксинье.

Не понимала и не знала Аксинья, какую же армию ей ненавидеть!

Старший сын Гордей оказался среди революционеров и воевал против белых - против родного отца! Гордей Попов остался жив и закончил гражданскую войну в должности красного командира.

Бои проходили с переменным успехом, с обеих сторон, что у красных, что у белых служили опытные рубаки прошедшие воины – казаки.  3 мая 1918 года  началось наступление Миронова.   Заняв станицу Глазуновскую боковым отрядом и поведя наступление главными силами, в составе двух тысяч человек пехоты с артиллерией и нескольких сотен мобилизованных на севере области казаков, на  станицу Усть-Медведицкую  через станицу Кепинскую и хутор Подольховский. Миронов мог встретить сопротивление только со стороны партизанских отрядов, небольших групп казаков и офицеров, ибо мобилизованные наскоро сотни или оставались на своих хуторах, или отходили к Усть-Медведицкой,  не оказывая упорного сопротивления. С 6 на 7 мая красные заняли  станицу Усть-Медведицкую,  отрядом около двух тысяч человек солдат и матросов. И только в ноябре 1919 года на территории Усть – Медведицкого округа окончательно установилась советская власть. Правда, некоторое время мелкие отряды белоказаков совершали набеги на территории Усть – Медведицкого округа.

Последний отряд был ликвидирован в 1920 году. Советская власть с каждым днем крепла в хуторах и станицах Дона. Крепла она благодаря жесточайшему террору и уничтожению казачества. В хуторах и станицах уничтожались, сжигались, разрушались церкви. Расстреливались казаки, служившие у Краснова.  Не миновал этой участи и хутор Подольховский. Не один десяток казаков был расстрелян, а их семьи как «кулацкие» элементы были сосланы в ссылки. У землепашцев казаков в голодный 1921 год забирали хлеб, не оставляя возможности выжить. С 1929 года в Усть – Медведицком округе образовываются колхозы. В хуторе Подольховский был образован колхоз имени «Чапаева», конторой являлась изба – читальня.

С созданием Сталинградской области 05 декабря 1936 года (Сталинградская область перечислена в составе областей РСФСР, ст. 22 Конституции СССР, утвержденной постановлением чрезвычайного VIII съезда Советов СССР), в ее состав вошел Фрунзенский район. (Постановлением Президиума ВЦИК от 25 января 1935 года был образован под названием Сулимовский район).

На 01 января 1936 года в состав района входили следующие сельсоветы и населенные пункты: и среди них.

Подольховский с/с

х. Грушин

х. Пичугин

х. Подольховский

Также как и вся страна, маленький хутор на берегу Дона переживал  расказачивание, коллективизацию и раскулачивание с расстрелами  и выселением из родного хутора, голод 32-33 годов, непосильный труд и непомерные налоги. И всё надеялись, ну  вот полегчает.

Годы Великой Отечественной войны

Как гром среди ясного неба 22 июня 1941 года мирную жизнь прервало вторжение фашистов, стремительно  враг  продвигается по просторам нашей Родины. Летом 1942 года гитлеровские полчища  вышли на берега Дона. Советские войска отступали. Немцы захватили Серафимович. До врага от хутора Подольховский всего 15 километров. «Прифронтовая полоса», постоянные налеты вражеской авиации.

Из воспоминаний Ивана Алексеевича Кадыкова: «…На подходе к Подольхам пришлось несколько минут сидеть в хворосте и с дрожью провожать черно-красный самолет.

Входим в Подольхи. Запахло гнилью, горелой глиной, соломой. Почти нет ни одного целого дома: тот без крыши, тот без окон, дверей, с выбитой стеной, а тот и вовсе стерт с лица земли. А какая тишина! Хоть бы  один живой голос… С тревогой входим в свой хутор…»

Из воспоминаний Григория Ивановича Гущина: «…В войну лес был наполнен воинскими частями и соединениями. Под хутором стояла в лесу сибирская дивизия.  Ежедневно в небе висел немецкий самолет-разведчик, в народе его прозвали «рама». Немецкие самолеты бомбили хутора, но ни разу не тронули лес. Воинские части передвигались под покровом ночи, маскировка была надежной.

В густой сосне прятались наши реактивные минометы - «катюши». 26 августа 1942 года они нанесли удар по высотам, где закрепились немцы. После этой артподготовки наши соединения форсировали Дон, пошли в наступление».

Из воспоминаний Моисеева Виктора Ивановича: «Когда немцы заняли Серафимович, мне было 6 лет, естественно, что в этом возрасте я не мог воевать,  но война тогда коснулась  всех. На фронт ушел мой отец и старший брат. Они оба погибли. А мне тоже пришлось повоевать с фашистом. Это было 3 июля 1942 года. Мы тогда жили в Пичугине, нас у матери было шестеро. Ели пареную в чугунах лебеду, пекли из толченых желудей оладьи, но они получались горькими, такими, что и проглотить их было больно. Так вот в этот день моя тетка как именинника повела меня в Подолешник к другой тетке, у неё была корова и немного муки. По случаю моего дня рождения меня накормили блинами со сметаной и молоком. Мне до сих пор кажется, что ничего вкуснее этих блинов я в своей жизни не ел. И тут началась бомбежка. Тетка, которая меня привела, с перепугу побежала в Пичугин и потащила меня. Во время бомбежек мы все прятались в погребах. Она почему-то решила, что нужно бежать домой и там прятаться в погреб. Между этими хуторами расстояние не больше километра и все время по открытому лугу. В белой косынке, в белой кофте тетка оказалась прекрасной мишенью для немецкого самолета. Летчик нас увидел и начал гоняться за нами на самолете. Я до сих пор помню этот ужасный звук пикирующего на тебя самолета. Спрятаться негде, местность открытая. Мы метались из стороны в сторону, пытаясь увернуться от его пуль. Немец атаковал нас несколько раз, и каждый раз тетка ловила меня и накрывала своим телом. Потом, уже когда прибежали домой,  оказалось, что у нее юбка прострелена в двух местах. А я после этого случая полгода заикался. И все же я считаю, что я победил фашиста, победил потому что остался жив, потому что даже на самолете он не смог одолеть меня маленького, раздетого и  голодного. Вот такая была моя война».

Из воспоминаний Екатерины Васильевны Поповой: «Наступило тяжелейшее военное время. Главный лозунг того времени : «Все для фронта, все для победы!». Нас посылали в обозы для перевозки хлеба. Однажды, по весне, ехали на подводах, через Дон  и попали в полынью. Чтобы мешки с зерном не утонули, мы бабы вытаскивали их на берег из ледяной воды. Копали окопы и строили блиндажи из деревьев, заготовленных тут же в лесу. А при эвакуации тракторного завода  послали на железнодорожную станцию Себрякого разгружать моторы. Здесь надорвалась и «заработала» серьезные болячки на всю жизнь».

И сломили врагу хребет под Сталинградом,  попятились гитлеровцы. Ещё несколько лет войны, тысячи дней и наступил май 45-го. Война закончилась, но она  принесла на донскую землю большие невзгоды и испытания. Миллионы сложили свои головы ради великой победы. В Подольхах среди них были семьи Зерщиковых, Акимовых, Краюшкиных, Ветютневых  и  Сметанниковых; братья Вершинины, Картушины и Мирошкины. Известны фамилии 79 погибших. В самом хуторе имеется воинское погребение, где  похоронены пять Советских солдат.

Послевоенные годы

Наступила мирная жизнь в хуторе Подольховский. В 50-70 годы происходят  изменения,  расформировывается  колхоз им Чапаева, он вливается в колхоз им Ленина и становится бригадой №2. На полях второй бригады выращивают подсолнечник, зерновые и другие сельскохозяйственные культуры. Строится несколько молочных ферм, птичник, колхозная пасека, на плодородных землях у реки Протока выращиваются овощные культуры.                                                                                        На 01 января 1960 года в составе Фрунзенского района было 10 сельсоветов:

  1. Зимняцкий
  2. Клетско – Почтовский
  3. Коловертинский
  4. Остроженский
  5. Подольховский
  6. Подпешинский
  7. Посельский
  8. Теркинский
  9. Трясиновский

10. Черно – Полянский

Решением Волгоградского облисполкома № 3/55 от 7 февраля 1963 года «Об укрупнении сельских районов и изменении подчиненности районов и городов Волгоградской области» был образован Серафимовичский сельский район, в состав которого вошли территории Серафимовичского и Фрунзенского районов полностью.

Из Фрунзенского района в состав Серафимовичского перешли следующие сельсоветы:

1. Зимняцкий

2. Коловертинский

3. Клетско-Почтовский

4. Отроженский

5. Подпешинский

6. Подольховский

В 1966 году (точная дата не установлена) произошло упразднение Подольховского с/совета с передачей его территории (х. Грушин, х. Березки, х. Новоалександровский, х. Подольховский) в состав Зимняцкого с/совета.

В хуторе строится клуб, открывается медпункт, библиотека, работает магазин, баня, в восьмилетней школе обучается более 100 детей из хуторов Подольховский, Подолёшник,  Пичугин, Грушин, Ново-Александровка.

Долгие годы колхозом им Ленина руководил кавалер ордена Ленина,  уроженец хутора Подольховский  Сухов Алексей Фопеныч.

В  лихие 90-е начинается развал сельского хозяйства. Во второй, бригаде закрываются молочные фермы и птичник, зарастает травой овощная плантация. Люди остаются без работы и без денег, вся надежда на подсобное хозяйство. Трудоспособная молодёжь навсегда покидает родной хутор.

В 1994  году было построено новое кирпичное  здание Подольховской  неполной средней школы. Но обучалось в ней не более 30 детей. В 1996  году  по хутору проведена асфальтированная дорога.

Наши дни

В 2004 году, муниципальное образование Серафимовичский район был наделен статусом муниципального района с административным центром в городе Серафимовиче. Согласно закону, в Серафимовичском районе были образованы следующие сельские поселения:

Административный центр – х. Зимняцкий  Историческая  справка: Зимняцкое сельское поселение включает 6 хуторов: хутор Зимняцкий, хутор Грушин, хутор Подольховский, хутор Пичугин, хутор Новоалександровский, хутор Березки. Численность населения  - 2537 чел.

Главное событие 2010 года  жители хуторов Подольховский  и Пичугин обеспечены «голубым топливом». Это было сделано в рамках федеральной программы по газификации малых хуторов. Главное событие 2011года   31 мая  в хуторе закрывается школа, детей  в рамках программы «Школьный автобус» возят        для обучения в Зимняцкую школу. 

Не когда многолюдный, процветающий хутор Подольховский потихоньку превращается в хутор пенсионеров.

Климатические условия хутора Подольховский вполне благоприятны для проживания человека и возделывания разнообразных сельскохозяйственных культур.

Лето начинается во второй половине мая и заканчивается  в первой половине сентября. Самый жаркий месяц – июль, когда среднемесячная температура воздуха достигает +23°. В начале лета частые дожди и ливни. Во второй половине лета преобладают дни с жаркой и сухой погодой. Днем температура поднимается до +40°  и выше.  В такие, обычно безветренные дни, недостает влаги, и растения часто гибнут.

Зима ветреная и холодная, средняя температура -10°. Но  в 2012 были дни, когда температура опускалась и до -40°. Всего 90 дней держится снежный покров, часто съедаемый оттепелями. Во второй половине марта наступает стремительная донская весна. Неделя – и нет снегов, еще неделя – и зеленеют поля.

Недостатками климата являются: малое количество атмосферных осадков, в среднем 380мм в год, зимние холода, ветра в  любое время года, летняя засуха.

Ландшафт в долине  реки Медведица. Прибрежные дюны заросли   ивовыми кустарниками. За ними по речным обрывам стоят могучие тополя и ветляники, а в глубине – обширные дубовые леса, среди которых встречаются осинники и тополевые  рощи. Об самый хутор протянулся ольховый лес.

На луговых  влажных участках в травостое много рогоза, камыша, осоки, а более сухие  участки заняты более засухоустойчивыми  злаками – мятликом, пыреем ползучим, костром безостым.