Россия / Курская область / Конышевский район

Коробкино

Описание

В средней полосе Русской равнины 4-4,5 тыс. лет назад происходило широкое расселение новых племен. Все они по наиболее характерному орнаменту на стенках своей глиняной посуды назывались племенами культуры  ямочно – гребенчатой керамики.
   В период позднего бронзового века земли Посеймья служили контактной зоной, где проходила граница между племенами сосницкой и бондарихинской археологических культур. О чем свидетельствует анализ огромного количество материала, накопившихся в процессе разведок и раскопок более поздних памятников со следами разрушенных слоев эпохи бронзы, многочисленных случайных находок боевых топоров и иных изделий на территории Курской области.
  Наиболее интересные находки были обнаружены в Конышевском районе. А.Н. Апальковым исследован в урочище Левинской дачи у с.Коробкино курганным могильник бондарихинцев. Три  кургана имели диаметр от 9 до 16 метров и высоту до 1,3 . В двух курганах и в могиле под центром насыпи, а также в могильниках, впущенных в насыпь , встречены скопления пережженных, кальцинированных человеческих костей и золы, а также несколько фрагментов керамики. В третьем на горизонте под насыпью находился скелет человека, похороненного по обряду трупоположения, Тело было положено на спину, головой на юго-запад . В изголовье стоял небольшой сосудик, в ногах – горшок , Исследователи предполагают что на погребальном обряде сказались контакты с представителями сосницкой культуры.
  Следы бондарихинской культуры многочисленны и представлены в Конышевском районе поселениями Липнице, Павловке, на х.Ясный, курган в с.Шустово. Следы разнообразной деятельности на поселениях свидетельствуют о земледельческо-скотоводческом образе жизни бондарихинцев причем специализировались они на разведении крупного скота хотя на поселениях нередки остатки коз , свиней, овец , лошадей.
  О земледелии свидетельствуют многочисленные кремневые серпы и кварцитовые зернотерки. Выращивали бондарихинцы просо. Обработки камня. Керамическим производством, плетение, прядение, ткачеством. Одним из первых на территории центра России эти племена освоили и получение железа.
  Остается загадкой этническая принадлежность бондарихинцев. Возможно, что племена бондарихинской культуры были в числе предков людей , создавших единство скифоидных оседлых земледельческо-скотоводческих культур лесостепной зоны центра Русской равнины.
В таком случае бондарихинские племена могли претендовать и на роль участников сложного многопланового и не до конца ясного процесса сложения  
В былине об Илье Муромце и Соловье –разбойнике говорится о том, что, где впадает река Свапа в Сейм было укрепленное поселение – жилище Соловья –разбойника.
Во фрагменте былины:
«Как  той у Грязи-то у черной
Да у той ли березы у покляпья
Да у той ли речки у Смородины,
У того креста у Левонидова»
Описывается путь Илья Муромца в Киев. Указывается, что на этом пути он посетил Чернигов. Следовательно, его путь проходил вдоль реки Свапы, далее вдоль Сейма, а затем через Чернигов по Десне в Киев.
  Приведенные во фрагменте былины ориентиры легко обнаруживаются в Посвапье. Речка Смородинка находится в бассейне реки Свапы. Следующий ориентир Черная Грязь это деревня и поныне стоит на правом берегу р.Свапы.
 Действительно археологические раскопки городища, расположенного в 1 км. юго-западнее с.Коробкино, показали, что оно было обитаемо в 10-12 веках, но городом не было, просто укрепленное поселение Имя этого городища – Соловейня или по другому Соловей-гора. Заметим, что по былине у Соловья-разбойника было жилище, огороженное и с крепкими воротами. Жилище, в которое не так то легко и безопасно войти.*
  Левонидов крест, упоминаемый в былине, находился , возможно, на одном из берегов Сейма, ниже впадины в него Свапы. Этот крест говорил путникам, что именно здесь надо свернуть и плыть, или путешествовать далее по Свапе до Вапы (заболоченное озеро), из которого в то время брали начало Свапа, Ока, Снова, Нерусь и Быстрая Сосна – реки трех бассейнов: Каспийского, Азовского и Черного морей. Путь, из Киева в Суздальскую землю по рекам без волока в былые времена, очевидно, проходил по Сейму, Свапе и далее по Оке.
   С рубежа 980-990-х гг. князь Владимир Святославович по рекам Десна, Остер, Трубеж, Сула , Стума ставит пограничные крепости в защиту от печенежских набегов , что свидетельствует об окончательном присоединении к Руси западных северян-черниговцев. Но предполагать среди этих новых пограничных рубежей владимировской державы еще и территорию «семцев» (так жителей Посеймья называет Владимир Мономах в своем «Поучении») достаточных оснований   нет. Князь Владимир наносит военные удары по своим левобережным соседям. В 981 г. он побеждает вятичей. В 982 г. вятичи поднимают восстание, и князь побеждает их повторно. В 983 г. киевский князь воюет с радимичами и принуждает их продолжить выплату дани на Русь. Наконец в 985 г. он совершил победоносный поход на волжских булгар, закончившийся мирным договором.
  Его путь в Волжскую Булгарию лежал через северское Посеймье по рекам Десна, Сейм, Свапа и Ока. Русская дружина следовала на ладьях, а их союзники торки  «берегом на конях».
  Судя по археологическим данным, пожарам, уничтожившим по Верхней Десне, Сейму и Пслу укрепления многих роменских городищ – киевский князь наносил военные удары по восточной части северян. Свидетельством подобных событий здесь может служить в частности клад, найденный у с.Коробкино Льговского уезда (современный Конышевский район), относящийся как раз к отмеченному времени.
    В 1915 г. при вспашке поля найден клад из 7 серебряных браслетов и золотых византийских монет императоров Романа 1 (914-944), Константина 8 Порфиродного (911-959) и Христофора. Монета обрезана, без ушка. Браслеты: витой из двух проволок с перевитью и завязанными концами, граненый на 4 грани и две такие же на 8 граней. Браслеты оказались весом 13-18 золотников и видимо, весового значения не имели. Общий вес клада 409,5 г. Клад был приобретен Императорской археологической комиссией для Эрмитажа.
  Судя по высокой цене и престижности подобных украшений, они могли принадлежать каким-то представителям северянской знати, ставшими жертвами военной экспансии  Киева.
  В 1883 г. краевед А.Термитов в своей работе «Льговские курганы и городища» рассказал о легенде, записанной им у жителей д. Коробкино, которые происхождения местных топонимов, таких как «серебряная поляна» «серебряный ключ» и «княжий курган» связывали с нахождением древних монет.
  «Раз «атаманы – кудеяры» гнались за одной княжной. Разбежались ее люди, утомились ее лошади, а погоня все ближе и ближе. Чтобы задержать разбойников, бросала княжна в них серебряные деньги, но и это не помогло. Не видя ниоткуда помощи, взмолилась княжна к матери сырой земле: «Мать – сырая земля, прими меня в свои недра, спаси от гибели и  позора!» В тот же миг развернулась перед ней земля и поглотила вместе с лошадьми и повозкой, а на месте провала образовался высокий курган. Ни один мужик не пойдет мимо того кургана в ночь на Светлое Христово Воскресенье. Старики рассказывали, что в этот день княжна выходит из кургана и на его вершине «убирается» в церковь, золотым гребнем расчесывая свои русые косы. А те деньги, что княжна бросала в преследователей, до сих пор находят на «серебряной поляне» и в «серебряном ключе».
  На большинстве роменских городищ Посеймья к началу  XI  в. жизнь замирает. Частично восстанавливается она после большей или меньшей паузы на прилегающих к ним селищах. Вместо разветвленной сети раннегородских и хуторских поселений     роменцев в этот период на территории Посеймья появляется несколько более крупных укреплений общерусского типа, во главе которых с какого-то момента стоял Курск.
  Однако степень подчиненности северян Киеву и в этот период остается весьма проблематичной.
Известный археолог историк Александров-Липкинг пишет «Ученые высказывают предположение, что старинный город Ольгов (Льгов название от имени княгини  Ольги) был еще до нашествия монголов. Но возможно находился ниже современного Льгова, там где сейчас  село Коробкино и Коробкинское городище. На Коробкинском городище обнаружили  мощный культурный слой эпохи Киевской Руси и следы древнего храма.
     Возраст первых курских храмов, упомянутых, в «Житии..», - 1030-х, а то и 1020-х гг. закладки. Можно предположить , что и найденные на Коробкинском городище следы  древнего православного храма относятся к этому периоду. Построен был храм мастерами выведенными князем Мстиславом из ранее освоенных им кавказских центров христианства.
  Найденные археологами интересные находки эпохи Киевской Руси позволяют сделать вывод, что Коробкинское городище существовало вплоть до татаро-монгольского нашествия. Строительство курских храмов было своеобразной репетицией более ответственного черниговского проекта Спасского Кафедрального собора, по размерам соперничавшего с Новгородской и Киевской Софиями. Князь Мстислав добился в Константинополе открытия Черниговской епископии (не исключено даже митрополии). Черниговская епархия охватывала огромную территорию
 После смерти Мстислава во главе единого древнерусского государства становится Ярослав Мудрый, с именем которого связывают эпоху расцвета Древней Руси.
К примеру, зафиксированный ещё  дореволюционными археологами в с. Коробкине (ныне Конышевского района Курской области) Княгинин курган значительных размеров, возглавлял вплоть до середины 1960-х гг. целую группу могильных насыпей меньшей величины. Этот славянский некрополь, судя по всему, принадлежал домонгольскому городку, занимавшему невысокий мыс километром ниже по течению Сейма. Местные колхозники при очередной перестройке своих изб использовали землю из курганных насыпей для  утрамбовки полов. Так они уничтожили тысячелетней давности могилы.  Немного осталось и от упомянутого городища — его практически  полностью "доел" песчаный карьер. А звучное название со снесённого  кургана перешло у коробкинцев на расположенный рядом колодец — источник теперь зовут "Княгининым” или попросту "Княгиничкой"
(изложенная информация собрана  в 1993 г.
археологической разведке по р. Сейму, проводившейся КГПУ и КГОМА под руководством В.В. Енукова).
Надежду на то, что за названием Княгинина кургана стоит не
досужая фантазия, а некие исторические реалии дают аналогичные
примеры с именами больших курганов Древней Руси — Олеговыми
могилами в Новгороде и Киеве, Игоревой под Искоростенем, Чёр-ной могилой в Чернигове и т.п. языческими погребениями, у которых  прослежены летописная родословная и археологическое содержимое,  типологически отвечающее смыслу народных легенд о первых князьях,  Рюриковичах . Раскопки на (точно зафиксированном) месте  Княгинина кургана на Сейме могут открыть древнее погребение (если оно  было совершено ниже разрушенной насыпи).
Рушатся памятники старины, уходят поколения земляков, а
историко-археологически значимое имя всё бытует в устной или
письменной (на карте) традиции.
19 декабря 1645 г. 20-тысячная орда, во главе которой стояли крымские царевичи, хлынула к Рыльску. От основного корпуса отделилась тысяча ногайцев Эл-мурзы Урмаметова, которая перешла Сейм у самого Курска и зажгла окрестные села.
  Князь С.Р.Пожарский во главе курских ратников выступил навстречу степнякам. Тем временем царевичи Казы-гирей и Мурат –Гирей подступили к Рыльску. Их войска разбили огромный стан между Рыльском и Путивлем, обосновавшись в опустошенных деревнях Городенске, монастырском селе Льгове, Платаве, Могилеве, Капустине, Олешне. В боях отличился рылянин Тимофей Деменков. Сражаясь в передовых рядах, он захватил в плен татарина, который оказался столь важным «языком», что был послан в Москву для снятия показаний. За доблестную службу Деменкову велено было «учинить поместного окладу 200 чети (земли) и 10 рублев» .Рыльский сын боярский с ужасом сообщал, что «по сю сторону Рыльска выжжено все». Жители Платавы и окрестных сел (всего 500 дворов) пытались обороняться и заперлись в небольшом острожке, но татары их «выморили студью». Стояли жгучие и постоянные морозы.*
  Отогнав ногайцев от стен Курска, князь Пожарский сумел в одной из схваток пленить их предводителя Эл-мурзу Урмаметова. А 23 декабря он отбил у татар угнанный полон 439 человек. После этого курский воевода вместе с осколянами храброго С.Н.Протасова поспешил на выручку жителей  Рыльского уезда.
  По всему краю полыхали пожарища и гремели битвы. Опустошив Яблонский, Хотныжский и Путивльский уезды, 20 декабря татары ворвались в Комарицкую волость, сжигая деревни, угоняя полон и штурмуя деревенские острожки.
  Сын путивльского воеводы молодой княжич стольник Федор Львов между тем, начиная с 25 декабря, самостоятельно бился с татарами. Под его началом были» путивльцы ратные люди, головы с сотнями, конные и пешие с обозом и нарядом» У села Коробкино (Коробьино) он разгромил татарский чамбул 28 декабря, а на другой день нанес ордынцам жестокие удары в Шустово и Платаве. Одержал победу в бою на Снагости, в 15 верстах от Рыльска он освободил из плена 430 человек. Кроме того, путивляне разгромили татарский загон у села Крупец, освободив русский полон.
  Курский воевода вместе с подошедшим подкреплением из Яблоновского уезда атаковал ордынцев, угоняющих русский полон  на переправе через р.Сейм близ Городенска. В решительной битве крымцы потерпели поражение, потеряв несколько своих видных мурз. Свободу получили 2700 пленников, захваченных татарами в Рыльском и Путивльском уездах, в Камарицкой волости. Воодушевленный этой победой, Семен Романович Пожарский преследует отступающего врага. Настигнув 30 декабря, воевода «бил на последние татарские коши, а татар погромил, и полону, и  языков поймал». Преследует татар и отважный княжич Ф.В. Львов со своим небольшим отрядом. Крымские татары обремененные добычей, ушли в степи. Результатом вторжение стали 34 разоренных дворянских поместий, целый ряд сожженных дотла сел, около 6300 человек, угнанных в неволю.
С конца 17 в. набеги на Конышевский край прекращаются что способствует росту численности населения Конышевского края
В 1844 г. с. Коробкино  входило в состав  Шустовской волости Льговского уезда В с.Коробкино принадлежало Степану Арсеньеву -  68 душ м.п.; девицу Любови, Надежде и Софьи Арсеньевым. – 37. душ м.п.
В 1863 г. в селе владельческом  Коробкино при реке Сейм имелась православная церковь  число дворов 23 в них жителей 122 м.п. 119 ж.п.;
 В 1907 г в с. Коробкино 150 муж 177 жен.. из них в обучалось детей 8-11 лет 15 мальчиков 18 девочек В начале ХХ в. в селе Коробкино было 40 дворов. Помещиков было два Арсеньев и Слесарев Поместье Арсеньева было там , где сейчас школа и сад, а поместье помещика Слесарева находилось недалеко  от монастыря.
У Арсеньева земли было 150 га, обрабатывали ее крестьяне лошадьми. Труд оплачивался так: кто хорошо работал – тому платили больше, а кто хуже – тому меньше. Помещики так же имели в хозяйстве коров, свиней, овец. Были у них и слуги. Крестьянам землю давали на души по указанию барина.
Глава 3 История духовной жизни  жителей с.Коробкино
На территории села Коробкино находилась церковь Николая Угодника. О ее строительстве существует легенда . Первоначально на месте церкви появилась икона Николая Угодника, ее отнесли в Шустовкую церковь но вскоре она снова оказалась на прежнем месте и тогда было решено поставить там церковь.
В конце 19- начале 20 столетия на территории нашего района действовали церковно-приходские щколы в с.Вабля с.Яндовище, с.Беляево, Старая Белица, Пересветово Белица, Машкино Дмитриевского уезда, а также в селах Льговского уезда, , Юрьевка Ольшанской волости :74 уч. (54 уч. при введение всеобщего обучения) 1 учитель и 1 законоучитель; Котлево 65 уч. (40 уч. при введение всеобщего обучения) 1 учитель и 1 законоучитель и  Коробкино 17 уч. (33 уч. при введение всеобщего обучения) 1 учитель и 1 законоучитель
 В 1914 году недалеко от села Коробкино сооружен женский монастырь Знамения  иконы Божьей Матери. Ансамбль монастыря состоит из четырех построек: церковь Знаменская и три здания монашеских келей.
  По словам местной жительницы Наталья Петровны Жабоедовой, 1910 г.р. строила монастырь Наталья Андреевна Булгакова, дочь Шустовского помещика. Была она не замужем, и все свои средства вложила в строительство. Помнит Наталья Петровна как сама в девятилетнем возрасте ходила в монастырь на праздник  Петров день помолиться. Туда ходили люди с окрестных и дальних деревень. Все несли подарки
 Рассказывает что монашки в кельях жили по двое, выращивали хлеб, водили скотину, пряли , ткали холсты. Была у них  на воспитании девочки сироты. Руководила всем игуменья.
  После закрытия монастыря в его помещениях расположился специальный детский дом. Директором детдома был Баранников Аким Александрович. (1932-1933)  Было это в начале 30-х годов. Просуществовал он до 1961 г.
Литвинова Вера Акимовна помнит расположение комнат и преподавателей, работавших тогда
  На первом этаже центрального дома была пекарня и продовольственный склад. В левом крыле был класс, квартира заведующего (два окна слева и одно на фасад) Видимо там жила игуменья, т.к. там была канализация. Далее шли три квартиры учителей.
  В первой квартире не помнит кто жил, во второй жила Александра Семеновна дочь банищанского попа. С ней жили сестра и брат.
  В третьей квартире жила Полина Ивановна. Ей было 23 года, она имела высшее образование. С ней жила мать Наталья Васильевна  и работница Фрося.
 С правой стороны был клуб , с тыльной стороны – веранда (большая и светлая).
  Рядом располагался маленький дом, его называли Дмитриевским . В нем находилось общежитие для детей.
    Дети-сироты  из всей Центрально-Черноземной области. Помнит Сальниковых из Хатуши, Сахаровых Гапу, Таню и Марусю со Льгова.
   При репрессиях при ехали дети из Белоруссии Октябрина и Август Два брата Медведевых Леня и Евсей. Детей было 120 человек. Находились там они там до 18 лет
    Дети-сироты и персонал Коробкинского детского дома были эвакуированы в город Караганду Казахской ССР, где они находились по ноябрь 1943 г. После освобождения района вновь был организован специальный детский дом для детей воинов Советской Армии и партизан..
 В 1961 году на его базе была открыта школа интернат для слаборазвитых детей. Расформировали его 1979 г. В 1966 г. п. Коробкинского детского дома был переименован  п.Правобережный.
 Позже там разместили там пионерский лагерь им. Ф.П.Лютикова , а затем детский оздоровительный лагерь.
  Жаль что в скором будущем нам не придется любоваться постройками прошлого века . потому что ансамбль Знаменского монастыря под воздействием времени разрушается. Лишь картина в районном краеведческом музее написанная   1947 году выпускником строгановского училища уроженцем села Шустово Ильиным Николаем Васильевичем (1922-2003)* изобразившем Знаменский монастырь в с.Коробкино, будет напоминать о прекрасном архитектурном памятнике. Отец Ильина Василий Калистратович был иконописцем. Он расписывал церкви в селах Шустово , Платава, Красная Слобода, Банищи, в городах Льгов и Курск