Россия / Самарская область / Большечерниговский район

Украинка

Описание

Использована работа Тлеповой Г.Г. (ученица МОУ Украинская СОШ)

Трудно представить, что более двухсот лет тому назад эта территория Большечерниговского района представляла собой безлюдную степь. Лишь иногда встречались речки, овраги, озера.    i1  Возникает вопрос: «Почему такие огромные массивы плодородной земли оставались необработанными, когда во многих губерниях Российского государства в то  время испытывался недостаток  в пахотных землях?» Одной из них было то, что в более ранний период здесь постоянно передвигались орды кочевников, идущих в набег на русские княжества и на государство. После себя они оставляли вытоптанные поля, сожженные поселения.

           Крестьяне нашей страны испокон веков угнетались и искали лучшей доли вдали от родных мест. Такими переселенцами стал заполняться и Самарский край. Сюда пришли украинцы, русские, татары, башкиры, немцы. По религиям смесь была еще больше: молокане, раскольники, православные, католики, лютеране. И все это население искало выхода и свободы. Как ни трудно было поселившемуся здесь мужику, все-таки тут ему «дышалось» легче.

           В начале 50-х годов XVIII века на месте развалин золотоордынских мечетей возникло русское поселение – слобода Мечетная. А в 1835 году ее переименовали в город Николаевск – центр обширного уезда Саратовской губернии, охватившего значительную часть бассейна Большого Иргиза. В Николаевский уезд вошла и территория, занимаемая ныне Большечерниговским районом. В декабре 1850 года учреждается Самарская губерния, и город Николаевск вместе с уездом отошли к ней.

           Чем привлекал переселенцев Большой Иргиз и его притоки? Это была самая замечательная река юга Самарской губернии, имеющая столь извилистое течение. Она почти никогда не выходила из берегов. Было много рыбы: сомы, судаки, сазаны, лещи, голавли, щуки и многие другие.

           Земли по Иргизу и его притокам были весьма плодородны. В воспоминаниях старшего сына писателя Л.Н.Толстого Сергея, часть времени проживающего неподалеку от наших мест, читаю « В то время самарская степь еще была мало распахана. Могучий полуторааршинный чернозем был покрыт густой травой, разными злаками, ковылем, пыреем, овсюгом и всевозможными полынями и душицами. По степи ходили и летали буро-белые дудаки (дрофы), величиною не меньше индюшки, и большие белоклювые орлы-беркуты, повсюду парили ястреба, с шумом вылетали стрепета, и воздух был полон стрекотаньем кузнечиков».

           Богат был животный мир степей. Здесь водились: волк, лиса, заяц, суслик, хомяк, сурок, горностай, хорек, еж, тушканчик, ящерица, змея. Среди птиц  еще отметим стрепета, журавля,  дикого голубя, куропатку, жаворонка; водоплавающие: утки, гуси, чибисы, кулики, цапли. Вокруг населенных пунктов массами гнездились воробьи, галки, вороны, грачи, синицы, сороки, голуби, кукушки, коршуны, удоды.

       История образования и развития села

         В 1848 году примерно в полуверсте от аула Имелеева на левом берегу Большого Иргиза  было основано поселение Украйна (Украинка). Это не связано с украинскими переселенцами. Архивные документы доказывают, что в момент поселения в селе не проживал ни один украинец. Село в это время располагалось у самого края Самарской губернии.

          Уроженец Украинки П.А. Бобков писал в своих воспоминаниях: «В 1847 году первые переселенцы из калужской губернии начали обзаводиться жильем по Росташе, впадающей в Большой Иргиз у башкирской деревни Имелеевка. Мои предки по линии матери прибыли тогда сюда из Жиздринского уезда. В следующем году прибыли переселенцы из Курской губернии, в том числе и мои предки по линии отца».

          Много горя и страданий пришлось вынести переселенцам этих губерний, пока они добрались до наших мест. В пути их постоянно преследовали эпидемии и лишения, многих не досчиталась каждая переселенческая семья. Вот выдержка одного из документов тех лет: «… вышли из Черниговской губернии в 1846 году, пошли перед Троицей (начало июня), а пришли в Николаевский уезд к Успенью (конец августа). В Воронежской губернии застала холера: клали человек по 12 в одну могилу. Много было слез, но дошли немногие… Шли сначала 1000 душ, но дорогой от холеры умерло 700 душ, которых похоронили… в селах Высоком, Каменке, Тамбовке. Пришло только 300 душ…»                                                                            

        Перенесенные лишения в пути еще продолжительное время сказывались в каждой семье. За период с 1848 по 1850 год  в Украйне умерло 48 взрослых мужчин. Очевидно, женщин в первые годы жизни в нашей местности умерло еще больше, так как в момент проведения IX переписи в 14 черниговских и 12 украинских семьях они отсутствовали вообще. В  Украйне проживали: «…причисленные из Калужской губернии с 8-летней льготой с 1848 по 1856 год… в 136 дворах 681 житель мужска и женска пола…»

        В переписных листах данной ревизии по селу  отсутствуют данные о том, из каких конкретно населенных пунктов, волостей и уездов приехали первые переселенцы – указано лишь, что все они православного вероисповедания и прибыли из Калужской губернии. В 1853 году крестьяне Украйнской сельской общины купили у своего односельчанина помещение под молитвенный дом. Так как прихожане были бедными, в нем было только самое необходимое. Богослужение там велось четыре года. В 1857 году в селе была построена, а через два года освещена церковь Святой Великомученицы Параскевы. Из-за увеличения численности населения, ее несколько раз перестраивали. Последний раз церковь перестроили в 1904 году и освятили в 1905-м. Краевед Большеглушицкого района П.Я. Русяев считал, что церковь в Украйне была основана в 1887 году. Как и все большечерниговские церкви, она была деревянной на каменном фундаменте, однопристольной. Для притча (церковнослужителей) отводилась земля. В Украйне она составляла 70 десятин ( 2/3 неудобной для хлебопашества, предназначалась для пастбищ и сенокосов).  В 1859 году в селе уже значилось 206 дворов, в которых проживало 1534 человека, в том числе 818 мужского пола.

        Чтобы не умереть с голода, многие крестьяне нанимались в работники к зажиточным людям близлежащих уездов  или бродили из села в село, прося милостыню. Летом 1967 года, во время ремонта здания Большеглушицкого сельского Совета, в котором до Великой Октябрьской революции размещалось волостное правление, в обшивке здания обнаружили кипу полуистлевших бумаг вековой давности. Интересен документ от 30 марта 1850 года. В нем говорится, что в Бузулукском уезде были задержаны «за безписьменность крестьяне вновь заведенной деревни Украйны Гаврила Климов с сыном Сидором и Илья Федотов с сыном Алексеем». Их  вина состояла в том, что они, не имея «письменных видов» (паспортов), собирали милостыню.          

       Часть крестьян нанимались к кулаку или купцу работать на целый год. За труд от зари до зари батраки получали в конце года от 17 до 30 рублей. Иногда из нашей волости целыми семьями уходили в так называемые «казачьи пределы» (сейчас это примыкающие к нашему району земли Уральской и Оренбургской областей). Весной уходили на 2-2,5 недели на сенокос. За это время муж и жена могли заработать вдвоем от 7 до 10 рублей. За косьбу травы ручной косой оплачивали из расчета 3 рубля 50 копеек-4 рубля за сотенную десятину  ( 100 на 40 сажен, примерно около 1,6 гектара). За эту плату необходимо было скосить траву, высушить, сгрести, скопнить и перевезти на хозяйское гумно, т.е. заготовить сено. Летом уходили на житво, уборку урожая. За световой рабочий день (16-17) часов мужчины получали от 35 до 70 копеек, женщинам платили на 40-50% меньше. За уборочный сезон семья могла заработать до 20 рублей. На вспашке платили за сотенную десятину 2 рубля, на бороновании от 1 рубля до 1 рубля 75 копеек. За стрижку одной овцы оплачивали от 3 до 4 копеек.

        Незначительная часть крестьян занималась кустарными промыслами (сапожничали, валяли валенки, шили одежду, шубы и т.д.) Их годовой заработок составлял от 20 до 30 рублей, т.е. 5-7 копеек в день.

        Государство располагало в данной местности большим количеством свободной земли. Этим оно и привлекало переселенцев. На первых порах семьям выделялись большие наделы (по 15 десятин) на каждую ревизскую (мужскую) душу. Но затем из-за увеличения численности населения они уменьшались. Нашу землю было тяжело обрабатывать. Одна- и двухконная соха не могла переворачивать пласты невозделанной почвы. Требовалась  хотя бы одна упряжка рабочего скота на один плуг (не менее четырех голов рабочего скота). Купить ее было трудно. Нельзя было и без сельхозинвентаря. Все это стоило 300-500 рублей. Основной рабочей силой служили лошади, волы, верблюды. Хлеба убирали серпом, косой, «прямилицей с крюком». Молотили, гоняя лошадей по снопам. Летние и осенние дожди затрудняли жатву, сушку и обмолот зерновых культур. Главной зерновой культурой была пшеница-белотурка. Треть посевов занимали серые культуры – ячмень и овес. Рожь нередко сеяли по жнивью. Землю не вспахивали, а только забороновывали. Случалось и этого не делали, разбросав семена, на участок на 1-2 дня загоняли скот, который втаптывал копытами семена в почву. Это называлось «сеять наволоком». Собранную с такого поля рожь называли «ленивкой». Низкая агротехника приводила и к низким урожаям. Обычно с десятины собирали 40-60 пудов зерна.

        Крестьяне были знакомы с трехпольным севооборотом, но пока земли было много, они не применяли его. В оборот вводилась переложная система хозяйствования. Навозные удобрения в почву здесь не вносились, потому что весь навоз шел на изготовление кизяка – основного вида  топлива в нашей безлесной степи. С увеличением населения, уменьшения крестьянских наделов и по мере распашки занятых залежных земель сами крестьяне стали постепенно более бережно относиться к своей общинной земле, вводить севооборот.

          Новые поселенцы  в Украйну продолжали прибывать в 70-е и 80-е годы XIX века, что привело к значительному увеличению численности населения крестьянской общины. На основании записей Украинской церкви за период с 1876 по 1882 год можно установить, что за это время в село прибыло 103 новых семьи из 13 российских губерний. Очевидно, переселение носило планомерный характер. Все семьи из той или иной губернии прибыли только в один год. Ниже привожу график количества прибывших семей из ряда губерний, с 1877-1885 годы. Как видим, наибольшее количество семей прибывали из Симбирской, Самарской, Казанской, Рязанской губерний. Из нашей губернии все вновь прибывшие были выходцами из села Тяглое Озеро Тяглоозерской волости Николаевского уезда, в их числе шесть семей Козловых и столько же семей Емельяновых.

           Ежегодно, с 6 по 8 августа, в селе проводилась Преображенская ярмарка, на которую съезжались не только крестьяне близлежащих сел, но и из отдаленных местностей Самарской губернии и казачьих пределов. К этому времени сюда пригоняли для продажи большое количество скота, привозили сельхозпродукты, другие товары. Здесь же богатые крестьяне – хуторяне, оренбургские и уральские хуторяне – нанимали батраков на сезонные работы. Приведу некоторые ярмарочные цены.

Товар

Цена

Лошадь

Рабочий вол местной породы

Рабочий вол киргизской породы

Верблюд

Овца местной породы

Овца курдючная

Свинья

Гусь

Шерсть весенняя

Шерсть осенняя

Пшеница

Рожь, овес

Ячмень

Пшеничная мука 5 сорта

Пшеничная мука 2 сорта

Ржаная мука

Русская пшеница

Отруби

Семена подсолнечника

Рис

Сахар

Чай

Мыло (кусок)

30-50 рублей

30-35 рублей

40-50 рублей

75-100 рублей

3-4 рубля

5-7 рублей

3-5 рублей

60 копеек – 1 рубль 20 копеек

22 копейки за 1 кг.

25 копеек за 1 кг.

4 рубля 80 копеек за 1 центнер

2 рубля 50 копеек  за 1 центнер

3 рубля за 1 центнер

2 рубля 50 копеек за 1 кг.

6 рублей 20 копеек за 1 кг.

1 рубль 80 копеек

2 рубля 50 копеек

1 рубль 25 копеек

1 рубль 80 копеек

4 рубля 80 копеек

25 копеек

2 рубля за 1 кг.

4 копейки

Покупательная способность крестьян была очень низкой. Не следует забывать, что каждый крестьянский двор в первую очередь стремился заплатить причитающийся с крестьянского двора государственный налог. На это уходила значительная часть дохода. С каждой мужской души (окладной) в государственную казну платили от 6 рублей 70 копеек до 7 рублей. В среднем приходилось по 22 рубля 45 копеек с каждого двора в год. Неуплата налога в срок влекла за собой продажу с торгов части имущества недоимщика. Кроме основного, крестьяне платили массу других местных налогов – на содержание церкви, оплату священника и псаломщика, поддержание в исправном состоянии мостов и другие общественные налоги.

        К началу XX века Украйна в волости стала вторым по величине после Пестравского Выселка селом по численности населения. В 1900 году в селе в 405 дворах проживало 2617 человек, в 1910 году в 500 дворах – 2500 человек.. Это было больше, чем в волостном селе Августовка и Большой Черниговке. Вероятно, в этом немаловажную роль сыграло то, что издавна по степным просторам, удаленным на значительное расстояние от крупных населенных пунктов, в летнее время перегоняли из области Уральского казачьего войска в Самару большие партии крупного рогатого скота и отары овец, а из хлебной Самарской губернии на Урал шел поток хлеба. Украйна стояла на одном из таких скотопрогонных трактов на полпути между Уральском и Самарой. В случае необходимости скоту здесь давали кратковременный отдых. Не случайно лишь в одном из населенных пунктов волости – Украйне была предусмотрена штатная должность ветеринарного врача.

       В 1885 году в селе было открыто мужское земское училище.  «В 1894 году в селе Украйна Николаевского уезда открыта смешанная  церковно – приходская школа. В 1913 году в ней обучались 37 мальчиков и 56 девочек». С самого начала открытия школы средств на ее содержание отпускалось очень мало. Как и другие школы Николаевского уезда, она влачила жалкое существование.  Учителями в ней были священнослужители. Основным предметом был Закон Божий. Не многие родители могли послать своих детей в школу, могли учиться только богатые. Но чтобы  научить детей хотя бы читать и писать,  жители села Украинки собрали немного денег и открыли школу. Но эта школа существовала недолго.

      В 1904 году, после перестройки церкви в селе, она сгорела по вине учителя Федора Киселева. Он сбежал из Украинки после пожара.  За  Киселевым  учителем нанялся Иван Сергеевич Моисеев. Учителя не имели педагогических навыков, да и сами были малограмотными, требовали от учеников механического заучивания материала. Главным средством воспитания было наказание учеников. Их ставили  в угол коленями на горох, били увесистой линейкой по голове, мелом по лбу.

       Общество собрало средства и построило новую школу. В одной половине разместили земскую, в другой – церковно-приходскую. Это было в 1905 году. В церковно-приходской школе  учителем был поп местной церкви Часоводов, а в земской – поп Арсений  Славновский. Затем в земскую школу прибыл учитель Павел Сергеевич Евтеев, а в церковноприходскую – Дмитрий Федорович Комисаров. П.С. Евтеев был единственным учителем во всей нашей местности, имевший высшее образование. Трудно было работать в школах, где хозяйничали попы, которые терпеть не могли  молодых учителей, к тому же еще связанных с революционным движением. Если поп заметит, что учитель делает что-то не так, сразу доносит на него..                                                                                                                                                                                                                                                                     В 1911 году для земской школы был нанят частный дом ( Н.С. Куприкова). Туда приехала молодая учительница Мария Дмитриевна. Поп невзлюбил ее за связь с революционерами г. Самары.  Мария Дмитриевна вскоре умерла от воспаления легких.  Славновский отказался похоронить ее как христианку  с другими усопшими, и учительницу положили в углу кладбища как самоубийцу.                                                                                                                                                     

      В школах осталось по одному учителю. В земской школе – П.С. Евтеев, в церковно-приходской – Комиссаров. Работать  в то время было трудно, так как финансирование народного образования мало изменилось. Никаких учебных пособий, кроме глобуса, в школе не было.  В 1914 году Украинское земское училище получило на содержание от уездной земской управы на: отопление – 100.00, освещение – 12.00, жалованье прислуге – 80.00, учебные пособия и книги – 100.00. рублей.

     Медицинских учреждений в селе не было. Больница находилась только в Большой Глушице. Работал аптекарский магазин некоего фармацевта Иванова. Горького пьяницы. Поэтому население пользовалось услугами всевозможных знахарей и бабушек, верило во всевозможные заговоры. Отсюда и большая смертность, особенно детей.

          1907 год был особенно неурожайным. Много бедноты выехало из села, но и на новых местах она не могла выбиться из бедняцкого состояния, а потеряла землю – свою основную опору. В столыпинскую реформу бедняки продали ее кулакам Фирсину, Зубановым, Демичеву, Анисимову и другим. В 1911 году лучшие земли из сельских наделов были отрезаны в особые участки, а Украинка разделилась на отруба. Через два года в общине осталось не более 100 дворов, землю которым вырезали узкой лентой вдоль кочкиновской межи на 25 км. до самой уральской казачей земли. Между отрубщиками и общинниками происходили частые ссоры, доходившие до драки.

           Украинка в период Первой мировой войны

           В период первой мировой войны из Украинки было взято почти все мужское население. Дальнейшие изменения в стране коснулись и нашего села. В конце 1917 года был избран Сельский Совет. В него вошли только солдаты, вернувшиеся с фронта. Председателем Совета был избран Кузьма Федорович  Зверев. «В начале 1918 года в Украинке была организована волость и избран волисполком. Первоначальной задачей новых органов было проведение конфискации земли, скота, построек, сельхозинвентаря у помещика Дохлова и кулаков Фирсина, Фулапова и Зубановых. Отобранный скот раздали бедноте и части середняков. «В Украинке, как и в большинстве мест страны, был создан революционный комитет «Волревком», который осуществлял всю полноту власти на селе. Работали над вопросами: помощь хлебом стране и армии (продразверстка), повседневный транспорт для вывозки хлеба, передвижения воинских частей, поставка лошадей армии, борьба с саботажниками проведения посевов, выдача семян бедноте, призывы в Красную Армию и другие. Нами велась посильная массово-просветительская работа. В частности был организован драмкружок и проводились постановки на сцене. В селе Украинке был крепкий актив, а также большинство населения помогало проводить различные мероприятия Советских органов».

          В октябре 1918 года в Украинку прибыли части Чапаевской дивизии, 1-й Саратовский и 5-й Краснокутский полки. Их целью являлся захват Уральска и ликвидация контрреволюции. В Чапаевскую дивизию вступили мужчины 13 возрастов (1889-1901 г.р.). Все они были распределены в 217 Пугачевский и 218 Стеньки Разина полки и артиллерийскую бригаду. С этого момента Украинка и волость стали прифронтовыми. Через них проходило пополнение дивизии живой силой, боеприпасами, продовольствием. Село давало много транспорта, хлеба, фуража. В марте 1919 года части 25-й Чапаевской дивизии были переброшены на Колчака. У украинских мужчин появилась возможность навестить своих родных. Началась распутица. Некоторые из прибывших не возвратились в свои части, устроившись на овчинно-шубный завод, а единицы просто дезертировали (Рябышев Иван).  Были разоблачены братья Василий и Михаил Родины, делавшие уколы в руки, которые потом распухали, и этот факт приводил к освобождению от службы.

           Село держало оборону от налета белоказаков в июне 1919 года. Павшим 83-м бойцам Рязанского коммунистического полка в 1965 году у здания Украинской средней школы был поставлен памятник. В августе 1919 г. была организована ячейка РКП (б) из 8 человек, основной задачей которой была борьба за хлеб. В этой работе активно участвовала молодежь и комсомольцы села: Рожков Г.Я., Попкова М.К.,  Беликов И.А., Калашников С.А., Пивоваров. Через два года в село пришла банда Охренюка, она ночью расстреляла украинских коммунистов: Мокшина В.Н., Кривошееву М.М., Попкову М.К., Земнухову М.М., Кулешову М.П., Белоусову М.Д. Погибшим установлен памятник в центре села у реки Большой Иргиз.

            Послевоеенное время

            1921 год был исключительно неурожайным. У большинства населения Украинки не было хлеба. Начался голод. Как пережили его? В пищу употребляли муку из арбузных и тыквенных корок, коры ветлы, желудей, картофельной ботвы, корней капусты, подсолнечника, из репьев, костей животных, разных корнеплодов. Ели жмых, рогозу, чакан, сусак зонтичный, стебли и листья травянистых растений, картофельную, огуречную и щавельную ботву, лебеду, лопухи, дикий лук, просвирник, сурепку. Хлеб и лепешки выпекали с примесями мякины (просяной, гороховой, льняной), разных трав, глины, конского помета и др. Употребляли всякую живность (скот, собак, кошек, грызунов), в том числе и павшую, кости и шкуры давно зарезанных животных.

           В селе комиссия  АРА  открыла столовую. В первую очередь кормили детей остронуждающегося населения. Продукты поставлялись из Америки. В комиссии входили папы, муллы, торговцы, бывшие офицеры и кулаки, поэтому  они контролировались органами ВЧК. Бобков Петр Алексеевич, член КПСС с 1919 года, вспоминает: «Я был назначен уполномоченным ВЧК по Б-Черниговскому району в декабре 1921года по контролю комиссий АРА и борьбе с бандитизмом. В Украинке комиссию возглавлял поп Корин, а секретарем был бывший царский офицер Кабанов. Членами комиссии были бывшие торговцы Воробьев Т.Е., Чиликин А.Н. и другие. Поэтому между ними и волисполкомом постоянно возникали споры. Большой конфликт возник в июне 1922 года. Комиссия задерживала раздачу кукурузы населению, несмотря на то, что голод усилился. Общее собрание не решило вопрос в пользу бедняков, но инспектор АРА  тов. Быстров уступил и распорядился выдать кукурузу».2  Несмотря на то, что в фонде бывшего «Музея голода» хранится срочная телеграмма из Большой Глушицы от 24 января 1922 года от уполномоченного отделом питания тов. Минаева в Самару, Губсоюз тов. Лычеву о трех случаях людоедства в Большой Глушице и Мокше, подобные  факты по Украинке не встречаются.  Замечу, что уже на 1 февраля 1922 года в Украинском питательном пункте питалось 1181 человек. На одного человека отпускалось:

Мука - 200 грамм

Крупа - 70 грамм

Мясо или рыба - 40 грамм

Овощи - 133 грамма.

Урожай в 1922 году был очень хороший и последствия голода были ликвидированы. Однако бедствия этой трагедии еще долго сказывались и наложили свой отпечаток на весь ход восстановления и развития хозяйства села.

          На 1928 год численность населения  Украинки составляла 1631 человек. Из них 717 мужчин и 914 женщин. Они проживали в 368 дворах. По национальному составу это были Русские (1572 человека), остальные цыгане и немцы. В это же время на хуторах Вечный, Гниломедова и Дохлова Украинского Сельского Совета насчитывалось 28 дворов с численностью населения 156 человек.  Пережили коллективизацию, основная часть жителей вступила в образованный колхоз «Красный Чапаевец», просуществовавший до 1957 года.

         В 1957 году образуется совхоз «Украинский». В хозяйственном развитии село процветает. Строятся новые дома и учреждения, растет благосостояние жителей.

       Годы перестройки привели к распаду хозяйства. Сегодня село находится в упадке. Закрыты животноводческие помещения, пущены под нож коровы и лошади. Сельчанам нет работы. Численность населения падает. Молодежь уезжает в город.  Плачевно, но это факт.