Россия / Воронежская область / Рамонский район

Новоживотинное

Описание

Использована работа Кудиновой Анны, ученицы Новоживотинновской СОШ

История села Новоживотинное

 

Новоживотинное - село Рамонского района Воронежской области. Расположено в 27 километрах к северу от областного центра на левом берегу реки Дон, невдалеке от автомобильной трассы Воронеж - Москва. Расстояние до районного центра, рабочего посёлка Рамонь,- 17 километров. Является одним из крупнейших сёл района. В народе говорят « Россия - матушка, Дон- батюшка». И это не случайно, так как история села тесно связана с историей страны.  В  1585 году последний из Рюриковичей Фёдор Иоаннович отдаёт указ на постройку крепости на реке Воронеж. Она станет: «…Руси щитом перед кочевой ордой Востока…». Кочевники пришли на нашу землю и уничтожили здесь жизнь полностью. 200 лет на этом плодородном месте живут дикие звери и дикие птицы. И только со строительством крепости Воронеж станет оживать эта земля. Недалеко от Воронежа в лесу протекал ключ, воду которого знали как живительную, животворную. Со всей Руси шли ходки в лаптях и онучах к этому ключу, чтобы поправить своё здоровье. Вода помогала при глазных болезнях. Многие, получив облегчение, оседали, строя дома, рубя хаты, по берегам ключа. Так возникло у ключа сельцо, что люди стали называть Животинное, по живительной воде. Это село сейчас называют Староживотинное. «Сельцо Животинное на Животинном колодези; в селе часовня, наречённа церковь на имя  Архангела Михаила, а церковь срублена, стоит в струбце, древена  клетухи,  а тое часовни поп во дворе Данило Клементьев…». Эта запись в писцовых книгах Воронежской губернии относиться к 1615 году - самому началу 17 века.

          Терентий Веневитинов прибыл в Воронеж  с одним из первых отрядов. Здесь он стал атаманом    детей боярских. Службу нёс усердно, а потому в 1622 году был жалован землями севернее Воронежа. Это и было то самое «сельцо  Животинное», которое упоминается в писцовых книгах. Сам Терентий в Животинное наведывался нечасто - государева служба отнимала много времени. Хозяйствовали здесь жена и сын Герасим.  Герасим Терентьевич, как и отец, был атаманом детей боярских. Исправно нес государеву службу и его сын Лаврентий. В 70-х годах 17 века он стал владельцем земли, на котором возникло Новоживотинное.  Хозяйствовать на Новоживотинновской земле Лаврентию Герасимовичу, вероятно, не довелось. Этим пришлось заниматься его сыну Антону, да внуку Фаддею.

           В Воронеже разворачивались работы большого государственного значения - строительство российского флота.  Появился указ государя об отчуждении для корабельного строения всех окружных лесов.  И Антон Лаврентьевич загорелся, решил с головой уйти в новые для воронежцев дела. Корабелом он, конечно, не был, зато доглядывал за строительством кораблей на верфях реки Дон и реки Воронеж.  Решил испытать себя в другом - в охране отчужденных лесов. Явился Антон Лаврентьевич к  Петру  Первому и предложил свои услуги. Государь, поощрявший инициативу, выдал Веневитинову грамоту. Получив царскую грамоту, стал возводить в Новоживотинном боярские хоромы, а владения эти предусмотрительно записал не на себя, а на сына Фаддея. По делу о злоупотреблении начальника воронежского адмиралтейства А. П. Протасьева  призвали  к ответу Антона Веневитинова. Тем временем в Новоживотинном хозяйствовал  Фаддей.

         В 1703 году из Староживотинного перевели сюда церковь Михаила Архангела - до этого в селе была небольшая православная часовня.

С переводом  Староживотинновской  деревянной  церкви Новоживотинное становилось уже селом. После смерти Фаддея Антоновича имение досталось его внуку Петру. В годы, когда хозяйствовал в Новоживотинном  Пётр Веневитинов, его громадное имение насчитывало более десяти тысяч десятин земли и около четырёх тысяч крепостных. Ему принадлежало не только Новоживотинное, но и целый ряд других сёл и деревень. В 1780 году  была построена новая церковь - каменная.  Пётр Акиндинович Веневитинов умер, когда 18 век завершился. У него было пятеро детей, но четверо из них умерли раньше отца. Новоживотинное перешло в руки единственного оставшегося в живых сына Владимира Петровича - отца будущего поэта.

     Начало 19 века отмечено особой  датой,  как для рода Веневитиновых, так и в истории Новоживотинного.  А в 1803 году родители будущего поэта - Владимир Петрович и Анна Николаевна покупают дома в Москве и переезжают туда на постоянное место жительство. А в 1805 году в доме № 4 в Кривоколенном переулке у них родился Дмитрий, который прославил род Веневитиновых как поэт - романтик, основатель русской философии. Этот дом в Москве знаменит ещё тем, что частым гостем в нём бывал

А. С.Пушкин. Он по матери Дмитрию приходился четвероюродным братом, то есть бабушки  Пушкина и Веневитинова были кузинами. Сблизились братья только тогда когда тот и другой стали поэтами, дружба их станет крепкой и профессиональной: издают журнал, Дмитрий рецензирует первые главы  «Евгения Онегина», много пишут в стихах и прозе, посещают одни гостиные, заводят общих друзей.

      В семье у Дмитрия были ещё брат Алексей и сестра Софья, но самым одарённым ребёнком был Дмитрий. К 16 годам он знал 5 языков, писал музыку, пел арии из опер, рисовал маслом, писал стихи. В 16 лет он поступил в МГУ, который закончил уже через 2 года, причём все четыре факультета, существующие там. В университете  Веневитинов создаёт литературно - философский кружок  «Любомудров», что позднее перерастает в общество, которым будет руководить Веневитинов и Одоевский.

         В детские годы Дмитрий с родителями часто бывал в родовом имении в Новоживотинном. В доме они проживали с апреля - мая по ноябрь, но потом подошли годы учёбы, и Дмитрий в последний раз побывал в селе Новоживотинном уже девятнадцатилетнем юношей. В 1824 году в августе он приезжает в родовое имение как его хозяин, так как отец его умирает ещё в 1814 году, в возрасте 37 лет. Приезжают братья Веневитиновы, чтобы разрешить конфликт, возникающий в связи с тем, что управляющий имением превысил свои полномочия и стал обирать крестьян. Вот тогда-то крестьяне стали выражать своё неудовольствие в письмах в Москву к вдове Анне Николаевне. Та и посылает сыновей разобраться. Картина, которую увидел Дмитрий  Веневитинов,  потрясла его.  Он писал:

                      Грязь, мерзость, вонь и тараканы,

                      И  надо всем хозяйский кнут…

Конфликт был разрешён, а для крестьян  Дмитрий и Алексей устроили  праздник на берегу реки Дон, которую Дмитрий любил несказанно. Около месяца провели братья в поместье: делали ревизию, совершали поездки по округе, принимали гостей. Посылая в письмах отчёты матушке и пожелания друзьям и близким. Письма Дмитрия сохранились, и из них видно, как относился поэт к родовому гнезду.

 В первом письме матери от 15 августа Дмитрий пишет.

«… Я совершенно уверен, что наш приезд был для многих более неожиданным, чем радостным…»

       В следующем читаем:

«… Путешествие я скоро забуду и впоследствии ничего не сумею о нём рассказать. Что касается деревни, то о ней я буду говорить в каждом письме и, по мере того, как будут возникать впечатления. Пока скажу только, что с восхищением я вновь увидел Дон, и не буду удивлён, если его волны станут для меня волнами Иппокрены. Я даже не могу ещё говорить о нём. Чувство слишком сильно, надо ему успокоиться…»

      В письмах к Софии от 20 августа:

«… Сады превратились в леса яблонь, вишнёвых и грушевых деревьев всяких сортов, одним словом, природа тут по-прежнему прекрасна, она одна оправдала мои ожидания, но совершенно не видно следов над нею работы и, говоря аллегорически, искусство уснуло в объятиях лени…»

      3 сентября 1824 года:

«…  Я такой любитель деревни, что скоро забываю все неприятности, чтобы спокойно отдаться наслаждению, а здесь есть чем наслаждаться. Всякий раз, когда я переправляюсь через Дон, я останавливаюсь на середине моста, чтобы полюбоваться на эту чудную реку, которую глаз  хотел провожать до самого устья и которая протекает без всякого шума, так же мирно, как само счастье. Ещё позавчера я любовался с высоты берега на эту дивную картину и луной, которая посреди безоблачного неба, казалось, радовалось своему отражению в волнах…»

     5 сентября 1824:

«… Мне хотелось бы заставить вас восхищаться всем, начиная с дуба и кончая полевым цветком, начиная с орла и кончая бабочкой, но как оживить эту прекрасную картину, какой идеал поместим мы в этой величественный храм? Увы! Сейчас я не поэт.…  … Прощайте же. Не скажу, что мне хочется быть птицею,  я не мог бы сказать вам, что всегда буду вас любить…»

Возможно, эти восторженные юношеские образы природы Новоживотинного, и сделают Дмитрия певцом природы. Он станет называть природу храмом.

…Открой  глаза на всю природу,-

Мне тайный голос отвечал,-

Но дай мне выбор и свободу.

Твой час ещё не наступал:

Теперь гонись за жизнью дивной

И каждый миг в ней воскрешай,

Но каждый звук её призывный-

Отзывной песнью отвечай!..

      Или ещё. На призыв Друга (« Поэт и Друг») довериться мудрой природе, не презирать её дарами. Поэт отвечает:

«… Природа не для всех очей.

Покров свой тайный поднимает:

Мы всё равно читаем в ней,

Но кто, читая, понимает?

     Дмитрий Веневитинов в наших сердцах навсегда останется молодым. Он прожил очень короткую жизнь. Он сам себе пророчил короткий век:

«…Судьба сказала мне давно:

Ты в мире молнией промчишься!

Тебе всё чувствовать дано,

Но жизнью ты не насладишься».

     В историю Новоживотинного вошло и ещё одно литературное имя. В 1887 году здесь, в имении Веневитиновых, жила и работала гувернанткой автор знаменитого романа «Овод», английская писательница Этель Лилиан Войнич. Э.Л. Буль родилась 11 мая 1864 года в Корке (Ирландия). Её отец - видный английский математик, положивший начало математической символической логике, рано ушёл из жизни и оставил жену с четырьмя детьми без средств к существованию. А Этель с 1882 года учится в Берлине в Королевской консерватории по классу фортепиано. Вскоре она получает наследство, которое даёт ей возможность закончить музыкальное образование и получить гуманитарное. Но вскоре её поражает недуг: болит позвоночник, и немеют руки, и уже по 6-8 часов она не может посвящать себя инструменту. И тогда русский революционер, живущий в изгнании в Англии, С.М.Стеняк-Кравчинский, близко знавший Этель, заставляет её заняться писательством.

      Этель Буль выбирает тему своего будущего романа - история жизни итальянского революционера Артура. Внешние данные своего героя она списывает с портрета итальянского художника «Юноша в берете», а черты характера со своего знакомого Стеняка-Кравчинского. Именно он подаёт идею поехать в Россию и  увидеть развитие революционного движения. Остаток наследства позволяет ей сделать это. Денег хватает только на поезд и тогда Этель обращается к друзьям за рекомендациями, как учителя английского языка и музыки. С этими письмами в Петербурге она входит в семью госпожи Веневитиновой – богатой вдовы и матери пяти  дочерей и двух сыновей.

       В апреле 1887 года, она вместе с Веневитиновыми выезжает в их родовое имение на реке Дон, где пробудет всё лето. «Многое из того, что я видела и слышала, испытала в России, описала в романе « Оливия Летэм», - позднее признаёт Этель. В России она проживёт два года, а по возвращению, связи с этой страной не будут прерваны. Этель была знакома с Плехановым, переводила на английский язык Гоголя, Островского, Достоевского, Салтыкова – Щедрина, Лермонтова, Тараса Шевченко.

      В 1890 году в Англии, Этель Буль встречает польского революционера Михаила Войнич, а в 1892 они поженились. В 1895 году, уже под фамилией Войнич выйдет первое издание романа «Овод».

      В бывшем СССР роман был очень популярен. Он выдержал 180 изданий, его тираж превысил 11 млн. экземпляров. Не одно поколение воспитывалось на подвиге Артура. Роман издан на 24 языках мира. По его сценарию сняты многие фильмы, поставлены оперы и балеты. Хотя есть ещё книги, написанные Этель, но мировую известность Этель Лилиан Войнич принёс этот роман.

     В 1920 году Войнич переезжает в  Америку, живёт в Нью-Йорке на семнадцатом этаже в бесславии и бедности. Слава пришла к ней в России, где этот роман читали и зачитывали до дыр, книга переходила из рук в руки. Но в России считали, что Войнич - это мужчина, который был свидетелем событий, произошедших в Италии. И тогда в конце 50-х годов, Евгения Таратура решила найти  автора «Овод». И, идя по следам, находит Войнич,  живущую   в Америке, где роман почти не знаком читателям и был издан всего один раз.

      Впервые её посещают дипломаты, литературные и пионерские делегации. Весь мир вновь говорит об «Оводе» и об Этель. Борис Полевой, побывал у Войнич, называет её женщиной – легендой, роман получил титул « Книги ХХ столетия». Воспоминания Войнич о пребывание в России, Полевой опишет в одной из новелл, в книге «Силуэты». В ней Этель вспоминает: «В родовом имении Веневитиновых, на берегу Дона, я давала детям уроки английского и по вечерам, когда собирались гости, должна была играть на пианино…»

     Может то самое пианино, клавиши которого касались руки знаменитой музыкантши, автора оратории «Вавилон», и стоит сейчас в музее. Доказать доподлинное невозможно, но утешает тот факт, что этот инструмент всегда находиться в селе, а в то время не многие могли позволить себе немецкий инструмент, который доставить из Москвы или Петербурга было сложно. Скорее всего, музыка этого инструмента и звучала в исполнении Этель Буль в этом доме в 1887 году.

     Каждую ночь, когда мы поднимаем взгляд к звёздному небу, мы можем увидеть сияние маленькой звёздочки, имя которой «Этель». А я сама, и мои земляки села Новоживотинное гордятся тем, что им посчастливилось оценить славу этой необыкновенной женщины, имя которой – Этель Лилиан Войнич, которой в мае 2011 года исполнилось 147 лет со дня рождения. А не стало её 28 июля 1960 года. К этим датам на видео вновь выходит отреставрированный фильм «Овод» в главной роли со Стриженовым.

    А. И. Шингарёв. Этому человеку Новоживотинное тоже обязано широкой известностью в России и за её пределами. В 1901 году на Воронежской земле вышла книга Шингарёва «Вымирающая деревня». Она дала повод журналистам последующих лет рассказывать, анализировать и сравнивать жизнь села до и после революции. Материал этой книги использовал и

 В.И. Ленин в своей работе «Развитие капитализма в России». Это Ленин мечтал увидеть другим село, а Крупская, воплощая мечту главы государства того времени, откроет здесь в 1932 году институт детского политехнического образования, который, курируя, посетит в 1934 году.

    Андрей Иванович Шингарёв родился 19 августа 1869 года, в селе Боровое Воронежского уезда. Учился в Воронеже, в  реальном городском училище. В Воронеж семья Шингарёва переехала в 1877 году. А в 1887 Андрей поступает в Московский университет на физико-математический факультет, который заканчивает в 1891 году. Но мечта стать врачом заставляет его поступить на медицинский факультет университета. По окончанию работает врачом в сёлах Землянского уезда, где пользуется большим уважением.

      В 1899 году Шингарёв переходит на службу в губернское земство, а уже в 1903 его переводят в Воронеж, где он работает заведующим санитарным отделением губернской земской управы и преподаёт эпидемиологию и санитарную статистику. Здесь он активно ведёт общественную и политическую жизнь. В 1905-1907 годах является редактором либеральной газеты «Воронежское слово», работает в местном комитете партии кадетов, где вскоре становиться лидером.

     Обстоятельное исследование условий крестьянской жизни, позволяет Шингарёву выпустить книгу « Положение женщины в крестьянской среде» и «Очерк села Новоживотинное и Моховатки». Книга вышла в качестве приложения к «Саратовской земской неделе», небольшим тиражом. И только в 1907 году выйдет второе, серьёзно доработанное, расширенное издание книги под названием «Вымирающая деревня». Во вступление к этой книге Андрей Иванович писал:… прошедшие со временем составления очерка шесть лет не изменили ничего в сторону остроты нужды. Наоборот, с несомненностью можно утверждать, что произошло только ухудшение, и даже серьёзное ухудшение». В своей книге он писал: «В летнее время рабочий день у помещика тянется с утренний зари с 3-4 час. Утра до 9-10. Вечера, с двухчасовым перерывом на обед и по получасу на завтрак и полдник, составляя от 14 до 16 рабочих часов  в сутки при крайнем напряженности физических сил работающих». Многие крестьяне в эти годы уходили на отхожие промыслы. Работали каменоломами, плотниками, каменщиками, печниками, сапожниками. Также тогда был развит так называемый «питомнический промысел»: новоживотинновские семьи брали на воспитание грудных детей из приюта Воронежского губернского земства, получая за это по 20 рублей в год. Большинство « воспитателей» видело в этом лишь источник заработка. Живя в ужасающих условиях, многие дети умирали. « Одного похоронят, едут за другим». Шингарёв хорошо понимал, что такое бедное и бесправное существование аграрной России,  крестьян не может долго продолжаться. Заглядывая в будущее, он писал: «Горьким опытом пришлось убедиться русскому обществу, какие невероятные затруднения приходится переживать стране при разрешении не только политических, но главным образом, социальных задач. В тесной неразрывной связи их друг с другом лежат дальнейшие причины грядущих потрясений».

    «Потрясения» не заставили себя ждать. С уверенностью можем сказать: от вымирания село спасла Октябрьская революция. Она освободила крестьян и прекратила существования «Вымирающих, Гореловок, Неурожаек, Голодовок» и прочих селений и деревень. Вероятно, именно ужасающие условия крестьянской жизни, увиденные Шингарёвым, заставили его активно включаться в политическую деятельность. Он был депутатом второй, третьей, и четвёртой Государственных Дум, где работал в качестве председателя кадетской фракции. Являлся автором кадетской партийной программы.  А. И. Шингарёв входил как министр во Временное правительство, был министром земледелия, министром финансов и заведующим продовольствием.

    В июне 1917 года партия кадетов вышла из правительства. С этого момента Шингарёв – лидер кадетской фракции в Петроградской городской думе, член Парламента Временного совета в Российской Республике, совещательного органа при Временном правительстве. Вскоре избирается в Учредительное собрание.

   Большевики, придя к власти, объявляют А.И. Шингарёва врагом и 27 ноября заключают в Петропавловскую крепость. А в Январе 1918 года его, по состоянию здоровья переводят в Мариинскую больницу, где в ночь на 7 января он был убит матросами.

В дни заключения в Петропавловке Шингарёв вёл дневник. В 1918 году этот дневник был издан комитетом по увековечению памяти Шингарёва, под заглавием: «Как это было. Дневник А.И. Шингарёва. Петропавловская крепость, 27.11.17 – 5.01.18». Послесловие к изданию  написала сестра Александра. На доме, где располагалось когда-то реальное училище, в котором учился Андрей Иванович установлена мемориальная доска.

     В 1907 году село постигло бедствие - пожар. Новоживотинное выгорело почти дотла. Отрицательно сказалось на положение крестьян Новоживотинного, как и многих других сёл России, русско-японская война. Но ещё сильнее подорвала экономику первая мировая война. В царскую армию было призвано 141 человек. Из них погибло -13, пропали без вести-11, контужены и обморожены-10, ранены-32. Оказалось в плену 19 человек.

      В начале века в Новоживотинном работали только две небольших лавки, которые принадлежали Веневитиновым. Их торговый оборот был ничтожным. Местный староста имел ещё и крупорушку на керосиновом двигателе, никаких других промышленных предприятий не было. Ну а крупорушка эта тоже существовала недолго - была уничтожена пожаром. Раз в год, в день Вознесения, собиралась в Новоживотинном ярмарка. Но она была не продолжительной, каких- то половина дня. Круг товаров, которые здесь продавались, был весьма ограничен. В основном, это были телеги, колёса, бороны, лопаты и другой сельскохозяйственный инвентарь.

    1917 год круто изменил историю России и села. Летом в 1917 году в помещичьем имении Веневитиновых возник рабочий комитет. Он стал полным хозяином положения. К осени напряжение в селе достигло наивысшего предела. Советская власть в селе была установлена в декабре 1917 года. Крестьяне получили 2860 гектаров земли, конфискованной у помещиков. Весной 1919 года в селе была организованна сельскохозяйственная коммуна «Искра». Её организатором был Василий Андреевич Павельев.

    А впереди у села  Новоживотинного были ещё более трудные испытания.    В 1919 году Новоживотинное захватили войска Мамонтова. Село оказалось на самой линии фронта и подвергалось налётам  белогвардейцев неоднократно. Окопы проходили прямо по крестьянским усадьбам, по огородам. Несколько раз белые взрывали мост через Дон. И каждый раз новоживотинновцы  восстанавливали его. Новоживотинное было освобождено конницей С. М. Буденного.

       После разорительной гражданской войны село медленно налаживало жизнь. Окончание гражданской войны вселяло  надежды на спокойную жизнь. Но вслед за войной на село наступала засуха 1921 года. Её результатом стал голод, вспышки эпидемий. Они унесли немало жизней новоживотинновцев. В 1924 году новоживотинновцы организовали сельское потребительское общество. Большую организаторскую работу проводил в те годы сельский Совет. Одним из первых председателей был бывший батрак веневитинского имения Гавриил Алексеевич Гончаров. В сентябре 1929 года было создано товарищество по совместной обработке земли (ТОЗ) под названием «Красный Октябрь». В апреле 1930 года оно стало базой, на которой возник колхоз «Великий Октябрь». Председателем колхоза был избран И. С. Дорохич, которого сменил затем К. Е. Дьяков.

    1 мая 1931 года 462 жителя Новоживотинного и других населённых пунктов, расположенных на территории сельского Совета, подписали письмо с требованием закрыть церковь. В 1932 году Архангельская церковь была превращена в колхозное зернохранилище.

    Начало тридцатых годов знаменательно для села и целым рядом других событий. В апреле 1931 году начал строиться филиал научно-исследовательского института детского труда при Академии педагогических наук РСФСР. Осенью того же года он уже действовал. Название он получил позднее несколько иное - филиал НИИ общего политехнического образования. В его состав входили неполная средняя школа, детский сад на 80 детей, подсобное учебное хозяйство. Известно, что в 1932 году, когда это подсобное хозяйство было создано, оно имело 4 лошади, 17 свиней, 14 овец, а также довольно крупную пасеку. Посевная площадь подсобного хозяйства составляла 33 гектара. Директором филиала был А. И. Ряжских.

    В 1932 году новоживотинновцы начали строить новое здание школы. Инициативу проявил Е. С. Кутузов - первый директор средней школы,

 А. И. Ряжских, а также Фролов - учитель физики в составе первого коллектива средней школы и Булгаков. Школа играла важную роль в росте грамотности односельчан. Если в 1927 году она составляла среди взрослого населения 57,6 процентов, то в 1936 году уже 84,2. Кроме общеобразовательной школы в селе была открыта и школа музыкальная.

    Колхоз «Красный Октябрь» первым в районе в 1931 году произвёл сев сахарной свеклы. Площадь в 19 гектаров дала на первых порах меньше 100 центнеров с гектара. К 1935 году урожайность повысилась до 133,6 центнера, а ещё через два года - до 225. За работу на свекличном поле колхозники получали 30-70 килограммов сахара. Новоживотинновцы стали в районе лучшими мастерами свеклосеяния.

    В 1933 году в селе открыты детские ясли, а в январе 1936-го – роддом.  В 1937 году в селе были кирпичные здания склада-амбара, конюшни, скотного двора, свинарника, ветряная мельница, кузница. Строилось картофелехранилище. К концу 30-х годов колхоз « Красный Октябрь» Был крупным многоотраслевыми хозяйствами. На новоживотинновских полях появлялись и такие редкие до той поры культуры, как гречиха и конопля. Стремительно росло производство пшеницы. Только в 1935-1937 гг. объём её посевов вырос с 22 до 114 гектаров. 16 сентября 1935 года колхоз « Красный Октябрь» получил государственный акт на вечное пользование землёй. За колхозом закреплялось в бесплатное и вечное пользование 1335 гектаров земли.

                 Но на пороге уже была Великая Отечественная…

        Близкий от села Воронеж был для гитлеровцев важным стратегическим объектом. Они рвались к городу. В  начале  июля тысяча горожан, покидая свои дома, двинулись на левый берег Дона. Противник подошёл к реке уже к вечеру 4 июля. А на рассвете следующего дня немцы прорвались в некоторых местах в пойму реки, в её левобережную часть. Передний край обороны снова, как и в гражданскую войну, прошёл прямо через Новоживотинное.  Бомбёжки, артиллерийские обстрелы, превращали село в развалины. Они становились непрерывными, и новоживотинновцам пришлось покидать село, уходить в восточные районы страны. 381 человек ушло на фронт,188 из них не вернулось с полей великой битвы. Из  176 оставшихся в живых 103 человека были инвалидами первой, второй и третьей групп.  А сражение под Воронежем продолжалось. В те дни в воинских подразделениях ходила листовка со стихами поэта Александра Безыменского:

Врага утопишь ты в Дону.

Сожжешь огнём, в могилу сгонишь,

Боец, спасая всю страну

Ты должен отстоять Воронеж.

     У берегов Дона, на пути Фашистских войск стали свежие силы Красной Армии: 232 Сибирская стрелковая дивизия полковника Улитина, занявшая оборону вдоль реки от Новоживотинного  до Юневки, южнее Семилук, и

 18-й танковый корпус под командой генерала - майора Черняховского, сосредоточившийся на подступах к Воронежу. О масштабах кровопролитных боёв под Воронежем можно судить по сообщению Совинформбюро от 14 июля 1942 года. В нем   говориться, что за десять первых дней боёв за город немецко-фашисткие войска потеряли убитыми и ранеными 27 тысяч солдат и офицеров, а также 241 орудие, 157 танков, 160 пулеметов 115 автомашин и много другой военной техники.

   Возвратились новоживотинновцы  феврале 1943-го. Перед их глазами было только два десятка изб. Нужно было начинать всё сначала. Трудные были первые послевоенные годы. Неблагоприятные погодные условия и последовавший за ними недород, тяжелым бременем легли на крестьянские плечи. После жестокой засухи 1946 года, когда урожай почти полностью погиб, пришёл, как облегчение, сравнительно урожайный 1947-ой. Все силы односельчан были брошены на восстановление  разрушенного колхозного хозяйства. Несмотря на разорительные последствия военного времени, колхозы набирали силу, добиваясь успехов на разных участках работы. Радовало то, что постепенно - и весьма заметно - росла техническая оснащённость колхозов « Красный Октябрь» и « За власть Советов». К концу 40-х годов это вошло в противоречие с наличием мелких хозяйств. Было принято решение укрупнить колхозы. В 1950 году в результате слияния колхозов « Красный Октябрь» и « За власть Советов» возник укрупненный колхоз под названием «Россия». Его центральная усадьба разместилась в селе Новоживотинном. К концу 50-х годов общий доход колхоза « Россия» превышал 4 миллиона рублей в год.

    В селе  работали больница с родильным отделением и клинической лабораторией.  Действовал свой маслозавод. Была своя пекарня, своя столовая. В 1950 году местная школа, бывшая до того семилетней, выпустила первых десятиклассников. А концу 50-х годов в Новоживотинновской       средней школе обучалось уже около трёхсот детей. К 1960 году село было полностью электрифицировано, вошёл в строй и водопровод. В 60-70 годы продолжалось благоустройство села, развитие его культуры.

    В 1974 году правительством России было принято постановление, которому суждено, без сомнения, сыграть важную роль в судьбе Новоживотинного. Этим постановлением усадьба Веневитиновых  объявлена памятником истории и культуры. Она взята под охрану государства. А в 1987 году решением Воронежского облисполкома усадьба переедена Воронежскому литературному – музею имени   И. С. Никитина для создания в Новоживотинном филиала музея-усадьбы  Д Веневитинова. Началась реставрационные работы, комплектация музейных фондов. В 1994 году музей-усадьба Д. Веневитинова приняла первых посетителей. Отныне тысячам туристов, всем почитателям таланта Дмитрия Веневитинова, тем, кто ценит и любит русскую литературу, предоставлена возможность побывать в этом заповедном уголке, пообщаться с удивительным миром поэзии, узнать много интересного, как о самом поэте, так и об истории Новоживотинного.

    На сегодняшний день на территории Новоживотинновского сельского поселения расположено 5 населенных пунктов: село Новоживотинное, село Хвощеватка, деревня Моховатка, деревня Репное. Административным центром поселения является село Новоживотинное. Общая площадь территории поселения составляет 8467,21 га по данным «реестра административно территориального устройства Воронежской области» по состоянию на 01.01.2007 г. По итогам всероссийской переписи населения общая численность поселения по состоянию 01.01.2011 г. составляет 2618 человек. В селе Новоживотинном проживает 1997 человек, с. Хвощеватка-215 человек, д. Медовка- 231 человек, д. Моховатка- 162 человека,

д. Репное- 13 человек.

     Основными видами хозяйственной деятельности на территории Новоживотинновского поселения является сельское хозяйство, оптовая и розничная торговля, здравоохранение, предоставление социальных услуг, предоставление прочих коммунальных, социальных персональных услуг. На территории Новоживотинновского сельского поселения расположены следующие предприятия: промышленные и сельскохозяйственные предприятия:  ООО «Заречье», ЗАО «Промкор», ООО «Придонье», ООО « Гермес-Агро», ООО «ЧерноземьеАгроРамонь», ООО «Рамонь», ООО «Задонье», ООО «Куриное царства», ООО «Строй панель», ООО «Гейзер», ООО «Хетек», ООО Медовка. Также в селе работают детский сад, больница, школа, отделения связи, филиал сбербанка и АТС, 29 частных предпринимателей, 32 садоводческих товарищества.